В РФ обязательной ратификации не подлежат договоры

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 10 октября 2003 г. N 5

О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной пунктом ее правовой системы.
Федеральным законом от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» установлено, что Российская Федерация, выступая за соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права — принципу добросовестного выполнения международных обязательств.
Международные договоры являются одним из важнейших средств развития международного сотрудничества, способствуют расширению международных связей с участием государственных и негосударственных организаций, в том числе с участием субъектов национального права, включая физических лиц. Международным договорам принадлежит первостепенная роль в сфере защиты прав человека и основных свобод. В связи с этим необходимо дальнейшее совершенствование судебной деятельности, связанной с реализацией положений международного права на внутригосударственном уровне.
В целях обеспечения правильного и единообразного применения судами международного права при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:
1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (пункт 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации).
Согласно части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
Исходя из этого, а также из положений части 4 статьи 15, части 1 статьи 17, статьи 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам Российской Федерации являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.
К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.
Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений.
2. Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной пунктом ее правовой системы (пункт 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, пункт 1 статьи 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»).
Пунктом правовой системы Российской Федерации являются также заключенные СССР действующие международные договоры, в отношении которых Российская Федерация продолжает осуществлять международные права и обязательства СССР в качестве государства — продолжателя Союза ССР.
Согласно пункту «а» статьи 2 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» под международным договором Российской Федерации надлежит понимать международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких, связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (например, конвенция, пакт, соглашение и т.п.).
Международные договоры Российской Федерации могут заключаться от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (межправительственные договоры) и от имени федеральных органов исполнительной власти (межведомственные договоры).
3. Согласно части 3 статьи 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты.
К признакам, свидетельствующим о невозможности непосредственного применения положений международного договора Российской Федерации, относятся, в частности, содержащиеся в договоре указания на обязательства государств-участников по внесению изменений во внутреннее законодательство этих государств.
При рассмотрении судом гражданских, уголовных или административных дел непосредственно применяется такой международный договор Российской Федерации, который вступил в силу и стал обязательным для Российской Федерации и положения которого не требуют издания внутригосударственных актов для их применения и способны порождать права и обязанности для субъектов национального права (пункт 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, части 1 и 3 статьи 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», пункт 2 статьи 7 ГК РФ).
4. Решая вопрос о возможности применения договорных норм международного права, суды должны исходить из того, что международный договор вступает в силу в порядке и в дату, предусмотренные в самом договоре или согласованные между участвовавшими в переговорах государствами. При отсутствии такого положения или договоренности договор вступает в силу, как только будет выражено согласие всех участвовавших в переговорах государств на обязательность для них договора (статья 24 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года).

Судам надлежит иметь в виду, что международный договор подлежит применению, если Российская Федерация в лице компетентных органов государственной власти выразила согласие на обязательность для нее международного договора посредством одного из действий, перечисленных в статье 6 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» (путем подписания договора; обмена документами, его образующими; ратификации договора; утверждения договора; принятия договора; присоединения к договору; любым иным способом, о котором условились договаривающиеся стороны), а также при условии, что указанный договор вступил в силу для Российской Федерации (например, Конвенция о защите прав человека и основных свобод была ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ, а вступила в силу для Российской Федерации 5 мая 1998 года — в день передачи ратификационной грамоты на хранение Генеральному секретарю Совета Европы согласно статье 59 этой Конвенции).
Исходя из смысла частей 3 и 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, части 3 статьи 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» судами непосредственно могут применяться те вступившие в силу международные договоры, которые были официально опубликованы в Собрании законодательства Российской Федерации или в Бюллетене международных договоров в порядке, установленном статьей 30 указанного Федерального закона. Международные договоры Российской Федерации межведомственного характера опубликовываются по решению федеральных органов исполнительной власти, от имени которых заключены такие договоры, в официальных изданиях этих органов.
Международные договоры СССР, обязательные для Российской Федерации как государства — продолжателя Союза ССР, опубликованы в официальных изданиях Совета Министров (Кабинета Министров) СССР. Тексты указанных договоров публиковались также в сборниках международных договоров СССР, но эта публикация не являлась официальной.
Официальные сообщения Министерства иностранных дел Российской Федерации о вступлении в силу международных договоров, заключенных от имени Российской Федерации и от имени Правительства Российской Федерации, подлежат опубликованию в том же порядке, что и международные договоры (статья 30 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»).
5. Международные договоры, которые имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации, применимы судами, в том числе военными, при разрешении гражданских, уголовных и административных дел, в частности:
при рассмотрении гражданских дел, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем законом Российской Федерации, который регулирует отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения;
при рассмотрении гражданских и уголовных дел, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила судопроизводства, чем гражданским процессуальным или уголовно-процессуальным законом Российской Федерации;
при рассмотрении гражданских или уголовных дел, если международным договором Российской Федерации регулируются отношения, в том числе отношения с иностранными лицами, ставшие предметом судебного рассмотрения (например, при рассмотрении дел, перечисленных в статье 402 ГПК РФ, ходатайств об исполнении решений иностранных судов, жалоб на решения о выдаче лиц, обвиняемых в совершении преступления или осужденных судом иностранного государства);
при рассмотрении дел об административных правонарушениях, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях.
Обратить внимание судов на то, что согласие на обязательность международного договора для Российской Федерации должно быть выражено в форме федерального закона, если указанным договором установлены иные правила, чем Федеральным законом (пункт 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, части 1 и 2 статьи 5, статья 14, пункт «а» части 1 статьи 15 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», пункт 2 статьи 1 ГПК РФ, пункт 3 статьи 1 УПК РФ).
6. Международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом (например, Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года, Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 года, Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года).
Исходя из статьи 54 и пункта «о» статьи 71 Конституции Российской Федерации, а также статьи 8 УК РФ уголовной ответственности в Российской Федерации подлежит лицо, совершившее деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации.
В связи с этим международно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов преступлений, должны применяться судами Российской Федерации в тех случаях, когда норма Уголовного кодекса Российской Федерации прямо устанавливает необходимость применения международного договора Российской Федерации (например, статьи 355 и 356 УК РФ).
7. В силу части 4 статьи 11 УК РФ вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права (в частности, в соответствии с Конвенцией о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций 1946 года, Конвенцией о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений 1947 года, Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 года, Венской конвенцией о консульских сношениях 1963 года).
В круг лиц, пользующихся иммунитетом, входят, например, главы дипломатических представительств, члены представительств, имеющие дипломатический ранг, и члены их семей, если последние не являются гражданами государства пребывания. К иным лицам, пользующимся иммунитетом, относятся, в частности, главы государств, правительств, главы внешнеполитических ведомств государств, члены персонала дипломатического представительства, осуществляющие административно-техническое обслуживание представительства, члены их семей, проживающие вместе с указанными лицами, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно, а также другие лица, которые пользуются иммунитетом согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации.

8. Правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении законов Российской Федерации.
Правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключившим данный договор (пункт 4 статьи 15, статьи 90, 113 Конституции Российской Федерации).
9. При осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, статей 369, 379, части 5 статьи 415 УПК РФ, статей 330, 362 — 364 ГПК РФ неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права.
10. Разъяснить судам, что толкование международного договора должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года (раздел 3; статьи 31 — 33).
Согласно пункту «b» части 3 статьи 31 Венской конвенции при толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования.
Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
11. Конвенция о защите прав человека и основных свобод обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений Суда со стороны Комитета министров Совета Европы. В силу пункта 1 статьи 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов.

Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Если при судебном рассмотрении дела были выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод граждан, гарантированных Конвенцией, суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер.
12. При осуществлении судопроизводства суды должны принимать во внимание, что в силу пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки. При исчислении указанных сроков по уголовным делам судебное разбирательство охватывает как процедуру предварительного следствия, так и непосредственно процедуру судебного разбирательства.
Согласно правовым позициям, выработанным Европейским Судом по правам человека, сроки начинают исчисляться со времени, когда лицу предъявлено обвинение или это лицо задержано, заключено под стражу, применены иные меры процессуального принуждения, а заканчиваются в момент, когда приговор вступил в законную силу или уголовное дело либо уголовное преследование прекращено.
Сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле пункта 1 статьи 6 Конвенции начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, а заканчиваются в момент исполнения судебного акта.
Таким образом, по смыслу статьи 6 Конвенции исполнение судебного решения рассматривается как составляющая «судебного разбирательства». С учетом этого при рассмотрении вопросов об отсрочке, рассрочке, изменении способа и порядка исполнения судебных решений, а также при рассмотрении жалоб на действия судебных приставов-исполнителей суды должны принимать во внимание необходимость соблюдения требований Конвенции об исполнении судебных решений в разумные сроки.
При определении того, насколько срок судебного разбирательства являлся разумным, во внимание принимается сложность дела, поведение заявителя (истца, ответчика, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого), поведение государства в лице соответствующих органов.
13. При рассмотрении гражданских и уголовных дел судам следует иметь в виду, что в силу части первой статьи 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, имеет право на суд, созданный на основании закона.
Исходя из постановлений Европейского Суда по правам человека применительно к судебной системе Российской Федерации данное правило распространяется не только на судей федеральных судов и мировых судей, но и на присяжных заседателей, которыми являются граждане Российской Федерации, включенные в списки присяжных заседателей и призванные в установленном законом порядке к участию в осуществлении правосудия.
14. При разрешении вопросов о продлении срока содержания под стражей судам надлежит учитывать, что согласно пункту 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.
В соответствии с правовыми позициями Европейского Суда по правам человека при установлении продолжительности срока содержания подсудимого под стражей учитывается период, начинающийся со дня заключения подозреваемого (обвиняемого) под стражу и заканчивающийся днем вынесения приговора судом первой инстанции.
Следует учитывать, что наличие обоснованного подозрения в том, что заключенное под стражу лицо совершило преступление, является необходимым условием для законности ареста. Вместе с тем такое подозрение не может оставаться единственным основанием для продолжительного содержания под стражей. Должны существовать и иные обстоятельства, которые могли бы оправдать изоляцию лица от общества. К таким обстоятельствам, в частности, может относиться возможность того, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый могут продолжить преступную деятельность либо скрыться от предварительного следствия или суда, либо сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями.
При этом указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями. В случае продления сроков содержания под стражей суды должны указывать конкретные обстоятельства, оправдывающие продление этих сроков, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств.
15. Принимая решение о заключении обвиняемых под стражу в качестве меры пресечения, о продлении сроков содержания их под стражей, разрешая жалобы обвиняемых на незаконные действия должностных лиц органов предварительного расследования, суды должны учитывать необходимость соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, предусмотренных статьями 3, 5, 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
При разрешении ходатайства об освобождении из-под стражи или жалобы на продление срока содержания под стражей суду необходимо принимать во внимание положения статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.
В практике применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейским Судом по правам человека к «бесчеловечному обращению» относятся случаи, когда такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания.

Следует учитывать, что в соответствии со статьей 3 Конвенции и требованиями, содержащимися в постановлениях Европейского Суда по правам человека, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству.
Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности.
При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.
Оценка указанного уровня осуществляется в зависимости от конкретных обстоятельств, в частности от продолжительности неправомерного обращения с человеком, характера физических и психических последствий такого обращения. В некоторых случаях принимаются во внимание пол, возраст и состояние здоровья лица, которое подверглось бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.
16. В случае возникновения затруднений при толковании общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации рекомендовать судам использовать акты и решения международных организаций, в том числе органов ООН и ее специализированных учреждений, а также обращаться в Правовой департамент Министерства иностранных дел Российской Федерации, в Министерство юстиции Российской Федерации (например, для уяснения вопросов, связанных с продолжительностью действия международного договора, составом государств, участвующих в договоре, международной практикой его применения).
17. Рекомендовать Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации:
в координации с Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека обеспечивать информирование судей о практике Европейского Суда по правам человека, в особенности по поводу решений, касающихся Российской Федерации, путем направления аутентичных текстов и их переводов на русский язык;
регулярно и своевременно обеспечивать судей аутентичными текстами и официальными переводами международных договоров Российской Федерации и иных актов международного права.
18. Рекомендовать Российской академии правосудия при организации учебного процесса подготовки, переподготовки и повышения квалификации судей и работников аппаратов судов обращать особое внимание на изучение общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, регулярно анализировать источники международного и европейского права, издавать необходимые практические пособия, комментарии, монографии и другую учебную, методическую и научную литературу.
19. Поручить Судебным коллегиям по гражданским и уголовным делам, Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации подготовить совместно с Российской академией правосудия предложения о дополнении ранее принятых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации соответствующими положениями о применении общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации.

ДОГОВОР МЕЖДУНАРОДНЫЙ — соглашение субъектов международного права, устанавливающее нормы их поведения.

Договор международный, нор­мы, объ­ект и це­ли ко­то­рых пред­став­ля­ют ин­те­рес для всех го­су­дарств, на­зы­ва­ют­ся об­щи­ми или уни­вер­саль­ны­ми до­го­во­ра­ми. Они долж­ны быть от­кры­ты­ми, то есть в них долж­ны иметь пра­во уча­ст­во­вать все го­су­дар­ст­ва. Договор международный го­су­дарств оп­ре­де­лён­но­го гео­гра­фического рай­она име­ну­ют ре­гио­наль­ны­ми (например, со­гла­ше­ния, за­клю­чён­ные в рам­ках Союза Независимых Государств, Ев­ропейского сою­за и других).

Пра­во ка­ж­до­го го­су­дар­ст­ва на уча­стие в об­щих договорах международных ос­но­ва­но на прин­ци­пе су­ве­рен­но­го ра­вен­ст­ва. Оп­ре­де­ляю­щий фак­тор — на­ли­чие у го­су­дар­ст­ва юри­дической за­ин­те­ре­со­ван­но­сти. Аб­со­лют­ным пра­вом на уча­стие об­ла­да­ет наи­бо­лее за­ин­те­ре­со­ван­ное го­су­дар­ст­во, то есть та­кое, де­ла ко­то­ро­го яв­ля­ют­ся основным пред­ме­том до­го­вор­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния (при­чём это пра­во су­ще­ст­ву­ет не­за­ви­си­мо от при­зна­ния го­су­дар­ст­ва или пра­ви­тель­ст­ва). Не­уча­стие наи­бо­лее за­ин­те­ре­со­ван­но­го го­су­дар­ст­ва вле­чёт за со­бой не­дей­ст­ви­тель­ность договора международного, на­ру­шаю­ще­го прин­ци­пы су­ве­рен­но­го ра­вен­ст­ва и не­вме­ша­тель­ст­ва.

Про­це­ду­ра за­клю­че­ния договора международного вклю­ча­ет обыч­но три ста­дии: при­ня­тие тек­ста (текст мно­го­сто­рон­не­го договора международного при­ни­ма­ет­ся боль­шин­ст­вом в две тре­ти уча­ст­ни­ков кон­фе­рен­ции и не на­ла­га­ет юри­дических обя­за­тельств); ус­та­нов­ле­ние ау­тен­тич­но­сти, то есть под­лин­но­сти тек­ста (осу­ще­ст­в­ля­ет­ся пу­тём под­пи­са­ния, пол­но­го или пред­ва­ри­тель­но­го, са­мо­го тек­ста или за­клю­чительного ак­та, со­дер­жа­ще­го текст договора международного); со­гла­сие на обя­за­тель­ность договора международного (мо­жет быть вы­ра­же­но под­пи­са­ни­ем, ра­ти­фи­ка­ци­ей, при­ня­ти­ем, ут­вер­жде­ни­ем или при­сое­ди­не­ни­ем в за­ви­си­мо­сти от по­ряд­ка, пре­ду­смот­рен­но­го договором международным).

Для уча­стия в лю­бой из ста­дий за­клю­че­ния договора международного пред­ста­ви­тель го­су­дар­ст­ва или ор­га­ни­за­ции дол­жен иметь пол­но­мочия. Выс­шие долж­но­ст­ные ли­ца (гла­ва го­су­дар­ст­ва, гла­ва пра­ви­тель­ст­ва, министр иностранных дел или ге­не­раль­ный сек­ре­тарь ме­ж­ду­народной ор­га­ни­за­ции) об­ла­да­ют та­ки­ми пол­но­мо­чия­ми в си­лу за­ни­мае­мо­го долж­но­ст­но­го по­ло­же­ния. Не ну­ж­да­ют­ся в специальных пол­но­мо­чи­ях ру­ко­во­ди­те­ли ве­домств при за­клю­че­нии меж­ве­домственных со­гла­ше­ний. Уча­стие в за­клю­че­нии договора международного без пол­но­мо­чий не по­ро­ж­да­ет пра­во­вых по­след­ст­вий, за ис­клю­че­ни­ем слу­ча­ев, ко­гда со­от­вет­ст­вую­щие дей­ст­вия в даль­ней­шем под­твер­жда­ют­ся го­су­дар­ст­вом или ор­га­ни­за­ци­ей.

Под­пи­са­ние договора международного в од­них слу­ча­ях оз­на­ча­ет окон­чательное при­ня­тие тек­ста, в дру­гих – вы­ра­же­ние со­гла­сия на его обя­за­тель­ность. Оно мо­жет быть окон­ча­тель­ным или пред­ва­ри­тель­ным (па­ра­фи­ро­ва­ние и под­пи­са­ние ad referendum). Па­ра­фи­ро­ва­ние (под­пи­са­ние с по­мо­щью ини­циа­лов под­пи­сы­ваю­ще­го ли­ца) удо­сто­ве­ря­ет ау­тен­тич­ность тек­ста, по­сле че­го в не­го уже не мо­гут вно­сить­ся из­ме­не­ния. Как пра­ви­ло, за па­ра­фи­ро­ва­ни­ем сле­ду­ет пол­ное под­пи­са­ние. Под­пи­са­ние ad referendum («до одоб­ре­ния», то есть от­ло­жен­ное под­пи­са­ние) обыч­но ис­поль­зу­ет­ся в тех слу­ча­ях, ко­гда упол­но­мо­чен­ный со­гла­сен с под­го­тов­лен­ным тек­стом, но счи­та­ет це­ле­со­об­раз­ным по­лу­чить одоб­ре­ние пра­ви­тель­ст­ва (например, ес­ли со­дер­жа­ние тек­ста не во всём со­от­вет­ст­ву­ет ин­ст­рук­ци­ям). По­сле одоб­ре­ния до­го­во­ра го­су­дар­ст­вом под­пи­са­ние ad re­fe­rendum об­ре­та­ет ста­тус пол­но­го под­пи­са­ния.

Ра­ти­фи­ка­ция — акт ут­вер­жде­ния договора международного выс­ши­ми ор­га­на­ми государственной вла­сти, вы­ра­жаю­щий со­гла­сие на его обя­за­тель­ность. По­ря­док ра­ти­фи­ка­ции оп­ре­де­ля­ет­ся внут­рен­ним пра­вом. В со­от­вет­ст­вии с Кон­сти­ту­ци­ей Российской Федерации ра­ти­фи­ка­ция осу­ще­ст­в­ля­ет­ся Фе­де­раль­ным со­б­ра­ни­ем в фор­ме за­ко­на. Из­вест­ны слу­чаи вы­не­се­ния во­про­са о ра­ти­фи­ка­ции осо­бен­но важ­ных договоров международных на ре­фе­рен­дум (например, в 1992 году во Фран­ции был про­ве­дён ре­фе­рен­дум о ра­ти­фи­ка­ции Маа­ст­рихт­ско­го до­го­во­ра о Европейском союзе). На ос­но­ва­нии ак­та о ра­ти­фи­ка­ции гла­ва го­су­дар­ст­ва под­пи­сы­ва­ет ра­ти­фи­ка­ци­он­ную гра­мо­ту. Про­цесс ра­ти­фи­ка­ции счи­та­ет­ся за­вер­шён­ным по­сле об­ме­на ра­ти­фи­ка­ци­он­ны­ми гра­мо­та­ми (в слу­чае дву­сто­рон­не­го договора международного) или по­сле сда­чи их на хра­не­ние (в слу­чае мно­го­сто­рон­не­го договора международного). От­каз от ра­ти­фи­ка­ции не счи­та­ет­ся на­ру­ше­ни­ем ме­ж­ду­народных обя­за­тель­ст­ва.

Со­гла­сие ме­ж­ду­народной ор­га­ни­за­ции на обя­за­тель­ность для неё договора международного осу­ще­ст­в­ля­ет­ся ак­том официального под­твер­жде­ния, при­ни­мае­мым её ком­пе­тент­ным ор­га­ном. Ут­вер­жде­ние, при­ня­тие — про­це­ду­ры вы­ра­же­ния со­гла­сия на обя­за­тель­ность договора международного, не под­ле­жа­ще­го ра­ти­фи­ка­ции, но пре­ду­смат­ри­ваю­ще­го одоб­ре­ние по­сле под­пи­са­ния. Эти про­це­ду­ры осу­ще­ст­в­ля­ют­ся бо­лее ши­ро­ким кру­гом государственных ор­га­нов, чем ра­ти­фи­ка­ция. В Российской Федерации ут­вер­жде­ние, при­ня­тие договора международного осу­ще­ст­в­ля­ют­ся Пре­зи­ден­том РФ и Пра­ви­тель­ст­вом РФ. Мно­гие договоры международные со­дер­жат стан­дарт­ное по­ло­же­ние о том, что одоб­ре­ние про­из­во­дит­ся ка­ж­дой из сто­рон в со­от­вет­ст­вии с её внутренним пра­вом.

При­сое­ди­не­ние — акт со­гла­сия на обя­за­тель­ность договора международного, за­клю­чён­но­го другими го­су­дар­ст­ва­ми. Воз­мож­ность при­сое­ди­не­ния пре­ду­смат­ри­ва­ет­ся в са­мом договоре международном или со­гла­со­вы­ва­ет­ся его уча­ст­ни­ка­ми. Как пра­ви­ло, при­сое­ди­не­ние осу­ще­ст­в­ля­ет­ся те­ми же ор­га­на­ми, что и ра­ти­фи­ка­ция или ут­вер­жде­ние.

При вы­ра­же­нии со­гла­сия с мно­го­сто­рон­ним договорами международными до­пус­ка­ют­ся ого­вор­ки — од­но­сто­рон­ние за­яв­ле­ния, сде­лан­ные го­су­дар­ст­вом или ме­ж­ду­народной ор­га­ни­за­ци­ей в про­цес­се за­клю­че­ния договора международного, имею­щие це­лью ис­клю­чить или из­ме­нить юри­дическое дей­ст­вие оп­ре­де­лён­ных по­ло­же­ний договора международного в от­но­ше­нии ав­то­ра ого­вор­ки. Про­бле­ма ого­во­рок свя­за­на с тем, что в мно­го­сто­рон­них договорах международных уча­ст­ву­ет боль­шое ко­ли­че­ст­во го­су­дарств, ин­те­ре­сы ко­то­рых да­ле­ко не все­гда сов­па­да­ют. Не­ред­ки слу­чаи, ко­гда, под­дер­жи­вая договор международный в це­лом, го­су­дар­ст­во счи­та­ет не­при­ем­ле­мым для се­бя то или иное отдельное по­ло­же­ние. Ин­сти­тут ого­во­рок при­зван обес­пе­чить как мож­но бо­лее ши­ро­кое уча­стие го­су­дарств. Ого­вор­ки де­ла­ют­ся при под­пи­са­нии, ра­ти­фи­ка­ции, ут­вер­жде­нии, при­ня­тии или при­сое­ди­не­нии к договору международному, а так­же при уве­дом­ле­нии о пра­во­пре­ем­ст­ве в от­но­ше­нии договора международного. Пра­вом де­лать ого­вор­ки об­ла­да­ют те же ли­ца и ор­га­ны, ко­то­рые пред­став­ля­ют го­су­дар­ст­во при под­пи­са­нии, ра­ти­фи­ка­ции и ут­вер­жде­нии договора международного. Ого­вор­ка не долж­на про­ти­во­ре­чить це­лям и прин­ци­пам до­го­во­ра, из­ме­нять его главное со­дер­жа­ние. Ого­вор­ка не мо­жет иметь мес­та, ес­ли она от­но­сит­ся к ого­вор­кам, за­пре­щён­ным договором международным, или ес­ли договор международный до­пус­ка­ет лишь оп­ре­де­лён­ный вид ого­во­рок, к ко­то­ро­му дан­ная ого­вор­ка не от­но­сит­ся. Су­ще­ст­ву­ют договора международные, не до­пус­каю­щие ого­во­рок. Ого­вор­ка, ко­то­рая оп­ре­де­лён­но до­пус­ка­ет­ся договором международным, не ну­ж­да­ет­ся в со­гла­сии дру­гих до­го­ва­ри­ваю­щих­ся го­су­дарств. Во всех иных слу­ча­ях та­кое со­гла­сие не­об­хо­ди­мо. Ого­вор­ка к уч­ре­дительному ак­ту ор­га­ни­за­ции ну­ж­да­ет­ся в при­ня­тии её со­от­вет­ст­вую­щим ор­га­ном. Ого­вор­ка не из­ме­ня­ет по­ло­же­ний договора международного во взаи­мо­от­но­ше­ни­ях ос­таль­ных уча­ст­ни­ков.

Кро­ме ого­во­рок, го­су­дар­ст­ва де­ла­ют за­яв­ле­ния о тол­ко­ва­нии, цель ко­то­рых со­сто­ит в уточ­не­нии смыс­ла то­го или ино­го по­ло­же­ния или его по­ни­ма­ния ав­то­ром за­яв­ле­ния. В от­ли­чие от ого­во­рок они не из­ме­ня­ют со­дер­жа­ние договора международного и не ну­ж­да­ют­ся в со­гла­сии других уча­ст­ни­ков. Обя­зы­ва­ют они лишь го­су­дар­ст­во, ко­то­рое их сде­ла­ло.

Де­по­зи­та­рий (хра­ни­тель) до­го­во­ра оп­ре­де­ля­ет­ся со­гла­ше­ни­ем до­го­ва­ри­ваю­щих­ся сто­рон. Де­по­зи­та­ри­ем мо­жет быть го­су­дар­ст­во, пра­ви­тель­ст­во, ме­ж­ду­народная ор­га­ни­за­ция или её выс­шее долж­но­ст­ное ли­цо. Ре­аль­но де­по­зи­та­рия­ми яв­ля­ют­ся го­су­дар­ст­во и ор­га­ни­за­ция, а не их ор­га­ны. В го­ды «хо­лод­ной вой­ны» во из­бе­жа­ние по­ли­тических за­труд­не­ний для ря­да об­щих договоров международных боль­шо­го зна­че­ния на­зна­чал­ся не один, а несколько де­по­зи­та­ри­ев. До­го­вор о не­рас­про­стра­не­нии ядер­но­го ору­жия (1968 год) ука­зал в ка­че­ст­ве де­по­зи­та­ри­ев пра­ви­тель­ст­ва СССР, Ве­ли­ко­бри­та­нии и США. Функ­ции де­по­зи­та­рия но­сят ме­ж­ду­народный ха­рак­тер и долж­ны осу­ще­ст­в­лять­ся бес­при­стра­ст­но. Основные функ­ции де­по­зи­та­рия: хра­не­ние под­лин­ни­ка договора международного и сдан­ных на хра­не­ние пол­но­мо­чий; под­го­тов­ка и рас­сыл­ка за­ве­рен­ных ко­пий договора международного; по­лу­че­ние и хра­не­ние иных от­но­ся­щих­ся к договору международному до­ку­мен­тов и ин­фор­ми­ро­ва­ние о них уча­ст­ни­ков; ре­ги­ст­ра­ция ме­ж­ду­народного до­го­во­ра.

Всту­п­ле­ние договора международного в си­лу оз­на­ча­ет на­сту­п­ле­ние мо­мен­та, с ко­то­ро­го он на­чи­на­ет дей­ст­во­вать как ме­ж­ду­на­род­но-­пра­во­вой акт. Как пра­ви­ло, по­ря­док всту­п­ле­ния договора международного в си­лу оп­ре­де­ля­ет­ся в его тек­сте. Обыч­но дву­сто­рон­ний договор международный всту­па­ет в си­лу по­сле его окон­чательного одоб­ре­ния обеи­ми сто­ро­на­ми. Под­ле­жа­щий ра­ти­фи­ка­ции договор международный всту­па­ет в си­лу по­сле об­ме­на ра­ти­фи­ка­ци­он­ны­ми гра­мо­та­ми, тре­бую­щий ут­вер­жде­ния — по­сле об­ме­на со­от­вет­ст­вую­щи­ми со­об­ще­ния­ми. Не тре­бую­щий ра­ти­фи­ка­ции или ут­вер­жде­ния договор международный всту­па­ет в си­лу по­сле под­пи­са­ния. Мно­го­сто­рон­ний договор международный всту­па­ет в си­лу для го­су­дарств в раз­ное вре­мя, в за­ви­си­мо­сти от то­го, ко­гда ка­ж­дое из них окон­ча­тель­но офор­мит своё уча­стие.

До всту­п­ле­ния в си­лу договор международный не обя­зы­ва­ет до­го­ва­ри­ваю­щие­ся го­су­дар­ст­ва. Од­на­ко он мо­жет при­ме­нять­ся вре­мен­но, ес­ли это в нём пре­ду­смот­ре­но или ес­ли сто­ро­ны до­го­во­ри­лись об этом иным об­ра­зом.

Договор международный дол­жен быть офи­ци­аль­но опуб­ли­ко­ван. Де­мо­кра­тическому пра­во­по­ряд­ку при­сущ прин­цип: за­кон не обя­зы­ва­ет, ес­ли он не опуб­ли­ко­ван. Од­на­ко пуб­ли­ка­ция не­ко­то­рых договоров международных (о во­ен­но-тех­ническом со­труд­ни­че­ст­ве, о по­став­ках то­ва­ров и другие) мо­жет иметь от­ри­цательные по­след­ст­вия, по­это­му в национальном за­ко­но­да­тель­ст­ве воз­мож­ны ис­клю­че­ния (так, в Российской Федерации пуб­ли­ка­ция договора международного осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по пред­став­ле­нию Министерства иностранных дел).

Ре­ги­ст­ра­ция — сред­ст­во ог­ра­ни­че­ния воз­мож­но­сти ис­поль­зо­ва­ния тай­ных договоров международных . Ус­тав ООН тре­бу­ет, что­бы вся­кое ме­ж­ду­народное со­гла­ше­ние чле­на Ор­га­ни­за­ции бы­ло за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­но в Сек­ре­та­риа­те и им опуб­ли­ко­ва­но. На слу­чай не­ре­ги­ст­ра­ции пре­ду­смот­ре­на санк­ция: сто­ро­ны в та­ком договоре международном не мо­гут ссы­лать­ся на не­го ни в од­ном из ор­га­нов ООН. Ре­ги­ст­ра­ция договора международного пре­ду­смот­ре­на и ус­та­ва­ми ре­гио­наль­ных ор­га­ни­за­ций. Су­ще­ст­ву­ет так­же сис­те­ма внутренней ре­ги­ст­ра­ции. В Рос­сии еди­ная сис­те­ма ре­ги­ст­ра­ции договора международного на­хо­дит­ся в ве­де­нии Министерства иностранных дел.

В Российской Федерации ра­ти­фи­ци­ро­ван­ные и всту­пив­шие в си­лу для Российской Федерации договора международные пуб­ли­ку­ют­ся в Со­б­ра­нии за­ко­но­да­тель­ст­ва РФ; они, а так­же иные всту­пив­шие в си­лу договора международные пуб­ли­ку­ют­ся в «Бюл­ле­те­не ме­ж­ду­на­род­ных до­го­во­ров». Ис­клю­че­ние со­став­ля­ют со­гла­ше­ния меж­ве­домственного ха­рак­те­ра, ко­то­рые пуб­ли­ку­ют­ся в специальных из­да­ни­ях. Официальная пуб­ли­ка­ция договора международного име­ет юри­дическое зна­че­ние: с это­го мо­мен­та его по­ло­же­ния ста­но­вят­ся ча­стью пра­во­вой сис­те­мы Рос­сии и под­ле­жат при­ме­не­нию все­ми ор­га­на­ми го­су­дар­ст­ва.

Ме­ж­ду­народное пра­во не ус­та­нав­ли­ва­ет обя­зательной фор­мы договора международного. Сто­ро­ны впра­ве оп­ре­де­лять её по сво­ему ус­мот­ре­нию. Фор­ма не влия­ет на юри­дическую си­лу договора международного Они за­клю­ча­ют­ся в пись­мен­ной и уст­ной фор­ме.

Уст­ные со­гла­ше­ния ис­поль­зу­ют­ся для оформ­ле­ния пре­об­ра­зо­ва­ния ди­пло­ма­тических мис­сий в по­соль­ст­ва и для ус­та­нов­ле­ния ди­пло­ма­тических от­но­ше­ний, то есть в тех слу­ча­ях, ко­гда не тре­бу­ет­ся де­таль­ных по­ста­нов­ле­ний. Су­ще­ст­ву­ют два ви­да уст­ных со­гла­ше­ний: по­ро­ж­даю­щие ме­ж­ду­на­род­но-пра­во­вые обя­за­тель­ст­ва или со­здаю­щие мо­раль­но-по­ли­титические, а не юри­дические обя­за­тель­ст­ва (так называемые джент­ль­мен­ские со­гла­ше­ния).

Дву­сто­рон­ние договора международные со­став­ля­ют­ся на язы­ках обе­их сто­рон. Ка­ж­дый из них яв­ля­ет­ся ау­тен­тич­ным, то есть рав­но под­лин­ным. Сто­ро­ны ру­ко­во­дству­ют­ся тек­стом на сво­ём язы­ке. В слу­чае рас­хо­ж­де­ния при­ни­ма­ют­ся во вни­ма­ние оба тек­ста, при­ме­ня­ет­ся тол­ко­ва­ние, сбли­жаю­щее их смысл. Мно­го­сто­рон­ние договора международные уни­вер­саль­но­го ха­рак­те­ра при­ня­то со­став­лять на официальных язы­ках ООН: английском, арабском, ис­пан­ском, китайском, русском и фран­цуз­ском.

Прин­цип доб­ро­со­ве­ст­но­го вы­пол­не­ния обя­за­тельств по ме­ж­ду­народному пра­ву обя­зы­ва­ет го­су­дар­ст­ва доб­ро­со­ве­ст­но про­во­дить в жизнь по­ста­нов­ле­ния договора международного в ме­ж­ду­народной и внутренней сфе­ре. От­каз от договора международного до­пус­тим толь­ко в со­от­вет­ст­вии с ме­ж­ду­народным пра­вом.

Договор международный, как и за­кон, об­рат­ной си­лы не име­ет. Он дей­ст­ву­ет лишь в от­но­ше­нии по­ве­де­ния, имею­ще­го ме­сто по­сле его всту­п­ле­ния в си­лу. Уча­ст­ни­ки мо­гут при­дать договора международного об­рат­ную си­лу. Срок дей­ст­вия договора международного мо­жет быть про­длён на ус­ло­ви­ях, в нём пре­ду­смот­рен­ных, или по вза­им­но­му со­гла­ше­нию (про­лон­га­ция). Во­зоб­нов­ле­ние дей­ст­вия договора международного по­сле ис­те­че­ния сро­ка его дей­ст­вия име­ну­ет­ся ре­но­ва­ци­ей.

Пе­ре­смотр (ре­ви­зия) договора международного про­из­во­дит­ся с по­мо­щью по­пра­вок, из­ме­не­ний, до­пол­не­ний по со­гла­ше­нию уча­ст­ни­ков. Со­гла­ше­ние об из­ме­не­нии не свя­зы­ва­ет уча­ст­ни­ков договора международного, ко­то­рые не при­ня­ли это со­гла­ше­ние. Мно­го­сто­рон­ний договор международный мо­жет быть из­ме­нён во взаи­мо­от­но­ше­ни­ях двух или не­сколь­ких уча­ст­ни­ков при ус­ло­вии, что та­кая воз­мож­ность пре­ду­смот­ре­на или, по край­ней ме­ре, не за­пре­ще­на договором международным. При этом из­ме­не­ние не долж­но за­тра­ги­вать пра­ва ос­таль­ных уча­ст­ни­ков и не долж­но быть не­со­вмес­ти­мым с це­ля­ми ме­ж­ду­народного до­го­во­ра.

Пра­во договора международного со­дер­жит пре­зумп­цию дей­ст­ви­тель­но­сти: ка­ж­дый дей­ст­вую­щий договор международный обя­за­те­лен для уча­ст­ни­ков, по­ка иное не ус­та­нов­ле­но на ос­но­ве ме­ж­ду­народного пра­ва. Не­дей­ст­ви­тель­ность договора международного мо­жет быть от­но­си­тель­ной или аб­со­лют­ной. Пер­вая де­ла­ет до­го­вор ос­по­ри­мым, её ос­но­ва­ния­ми яв­ля­ют­ся ошиб­ка, об­ман, под­куп пред­ста­ви­те­ля. Аб­со­лют­ная не­дей­ст­ви­тель­ность оз­на­ча­ет ни­чтож­ность договора международного с са­мо­го на­ча­ла. Её ос­но­ва­ния – при­ну­ж­де­ние пред­ста­ви­те­ля или го­су­дар­ст­ва, про­ти­во­ре­чие им­пе­ра­тив­ной нор­ме ме­ж­ду­народного пра­ва.

Пре­кра­ще­ние договора международного или вы­ход из не­го осу­ще­ст­в­ля­ет­ся со­глас­но его по­ста­нов­ле­ни­ям или по со­гла­ше­нию уча­ст­ни­ков. В боль­шин­ст­ве слу­ча­ев договор международный пре­кра­ща­ет­ся в ре­зуль­та­те ис­те­че­ния сро­ка или ис­пол­не­ния. Не­обос­но­ван­ный от­каз от договора международного не вле­чёт за со­бой его пре­кра­ще­ния.

В ме­ж­ду­народном пра­ве пре­ду­смот­ре­ны для не­вы­пол­не­ния договора международного. сле­дую­щие ос­но­ва­ния: на­ру­ше­ние договора международного его уча­ст­ни­ка­ми; не­воз­мож­ность ис­пол­не­ния договора международного; ко­рен­ное из­ме­не­ние об­стоя­тельств, при ко­то­рых был за­клю­чён договор международный; по­яв­ле­ние но­вой им­пе­ра­тив­ной нор­мы, ко­то­рой договор международный про­ти­во­ре­чит. При всех ус­ло­ви­ях на­ме­ре­ние ан­ну­ли­ро­вать договор международный долж­но быть чёт­ко вы­ра­же­но. Про­тест про­тив на­ру­ше­ния договора международного не оз­на­ча­ет от­ка­за от не­го. Осо­бое по­ло­же­ние за­ни­ма­ют договора международные о пра­вах че­ло­ве­ка. Ни­ка­кое на­ру­ше­ние та­ко­го договора международного не мо­жет слу­жить ос­но­ва­ни­ем для от­ка­за от не­го. Пре­кра­ще­ние до­го­во­ра ос­во­бо­ж­да­ет уча­ст­ни­ков от обя­зан­но­сти вы­пол­нять его по­ста­нов­ле­ния, но не влия­ет на пра­ва и обя­зан­но­сти, об­ре­тён­ные в ре­зуль­та­те вы­пол­не­ния до­го­во­ра.

При­ос­та­нов­ле­ние — временное пре­кра­ще­ние дей­ст­вия договора международного — мо­жет иметь ме­сто в со­от­вет­ст­вии с договором международным, с со­гла­сия уча­ст­ни­ков, а так­же на ос­но­ве ме­ж­ду­народного пра­ва в слу­чае су­ще­ст­вен­но­го на­ру­ше­ния договора международного и временной не­воз­мож­но­сти вы­пол­не­ния. При­ос­та­нов­ле­ние вре­мен­но ос­во­бо­ж­да­ет уча­ст­ни­ков от обя­зан­но­сти вы­пол­нять договор международный, но не влия­ет на при­обре­тён­ные пра­ва и обя­зан­но­сти. Уча­ст­ни­ки долж­ны воз­дер­жи­вать­ся от дей­ст­вий, ко­то­рые бы сде­ла­ли во­зоб­нов­ле­ние до­го­во­ра не­воз­мож­ным. В по­след­нее вре­мя всё ча­ще встре­ча­ют­ся слу­чаи пре­кра­ще­ния и при­ос­та­нов­ле­ния дей­ст­вия договора международного в со­от­вет­ст­вии с ре­ше­ния­ми ме­ж­ду­народных ор­га­ни­за­ций, обыч­но в ка­че­ст­ве санк­ций за на­ру­ше­ние ме­ж­ду­народного пра­ва. Договор международный пред­став­ля­ет со­бой еди­ное це­лое. По­это­му пре­кра­ще­ние или при­ос­та­нов­ка дей­ст­вия мо­жет ка­сать­ся лишь все­го договора международного. Пре­кра­ще­ние или при­ос­та­нов­ле­ние дей­ст­вия отдельных по­ло­же­ний воз­мож­но лишь то­гда, ко­гда это пре­ду­смот­ре­но договором международным или со­гла­со­ва­но ме­ж­ду сто­ро­на­ми.

Ме­ж­ду­народные нор­мы, ре­гу­ли­рую­щие дей­ст­вие договором международным, ко­ди­фи­ци­ро­ва­ны. В не­ко­то­рых стра­нах при­ня­ты специальные за­ко­ны о договоре международном. В Российской Федерации дей­ст­ву­ет Фе­де­раль­ный за­кон «О ме­ж­ду­на­род­ных до­го­во­рах РФ» (1995 год).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *