Виды тупых предметов

Лекция 4

  1. Экспертиза повреждений тупыми твердыми предметами

  2. Особенности повреждений причиняемых при нападении, борьбе и обороне

  3. Повреждения при автомобильных и железнодорожных травмах

  4. Травма при падении.

Экспертиза повреждений тупыми твердыми предметами

Повреждения тупыми предметами встречаются чаще других ввиду широкого распространения предметов, которые при нападении или защите могут проявить тупые травмирующие свойства. О тупом воздействии говорят в тех случаях, когда меха­ническое повреждение причиняется поверхностью, ребром, углом или вершиной какого-то предмета. Прямое нарушение ана­томической структуры тканей происходит, как правило, при воздействии тупыми твердыми предметами. Тупое воздействие может оказывать нахо­дящаяся под большим давлением струя жидкости или газа. Однако такие наблюдения относятся к разряду казуистических.

Классификация тупых орудий травмы

По материалу изготовления тупые орудия травмы разделяются на металлические, неметаллические (деревянные, из натуральных и искусственных волокон (веревки), кожи (ремни), резины, синтетических и прочих материалов).

По степени жесткости тупые орудия бывают мягкими, эластичными, полужесткими, твердыми.

По размерам отличают ограниченную и неограниченную (широкую) травмирующие поверхности. Ограниченной считается такая поверхность, границы которой (все или некоторые из них) не выходят за пределы по­верхности поврежденной части тела. Если размеры травмирующей поверхности тупого предмета выходят за пределы площади соударения, то такая поверхность рассматривается как неограниченная. При ударах предметом с ограни­ченной травмирующей поверхностью форма и размеры повреждения опре­деляются прежде всего размерами и формой травмирующей поверхности. При воздействии предметом с неограниченной поверхностью форма и раз­меры повреждения в основном обусловлены свойствами поврежденной час­ти тела. В случае повреждений от действия предмета с ограниченной ударяющей поверхностью, могут быть установлены размеры и форма травмирующей по­верхности этого предмета.

Форма контактной поверхности может быть плоской (треугольная, квадратная, прямоугольная, овальная, круглая и др.), угловатой (в виде дву­гранного угла — ребристая либо в виде многогранного угла или вершины), кри­вой (сферическая, цилиндрическая и др.) и комбинированной (сочетание пло­ской и кривой, плоской и угловатой поверхностей, другие варианты сочетаний).

Рельеф ударяющей поверхности может быть гладким или шероховатым.

По изменениям целостности и формы вследствие удара тупые орудия могут быть неразрушающимися и неизменяющими форму (напр. гранитный камень; разрушающимися и изменяющими форму (напр. деревянная доска; неразрушающимися но изменяющими форму; крошащимися (напр. кирпич); дробящимися (напр. стеклянная бутылка).

По механизму воздействия выделяют пять основных механизмов тупой травмы: удар, сдавление, растяжение, трение и сотрясение

Удар — кратковременный резкий и сильный толчок возникающий от импульсного одностороннего центростремительного воздействия на тело тупого твердого предмета. Удар может длиться менее десятой секунды. Чем короче время соударения, тем больше энергии передается поражае­мой части тела, тем больше объем повреждения. Мас­сивные предметы, действующие с большой силой, способны привести к сотрясению тела или части тела человека.

В зависимости от места приложения силы выделяют центральный и нецентральный удары. При этом учитывают находятся или нет на одной линии центры масс движущихся тел.

В зависимости от направления удара различают прямой и косой удары.

В зависимости от угла удара выделяют ценростремительный и центробежный удары. Центростремительным называют удар под прямым углом. Удар под острым углом, по дуге или касательной называют центробежным.

Сдавление – это продолжительное во времени двустороннее центростремительное воздействие на тело двух тупых предметов. Время сдавления исчисляется секундами, иногда ми­нутами. Из двух сдавливающих предметов один всегда подвижен, другой чаще всего неподвижен.

Сдавление может происходить со смещением или без смещения.

Смещения не наблюдается в случае воздействия под прямым углом. При этом ткань уплощается, сдавливается с противоположных сторон, растя­гивается в центре и по краям, а затем раздавливается в месте контакта с орудием. Для этого сдавления типичны локальность, ограниченность и массивность повреждений в месте приложения силы.

Сдавление со смещением наблюдается при дви­жении орудия под острым углом. В местах приложения силы ткань уплоща­ется, сдавливается, на противоположной стороне растягивается, иногда разрывается, образуя щелевидную рану или лоскутную рану. Для сдавления со сме­щением сдавливающих орудий характерны распространенность, обшир­ность и массивность повреждений, расслоение тканей, превращение их и органов в бесформенную гомогенную массу, перемещение органов.

Растяжение — это удлинение ткани вследствие сильного натяжения, вызванного центробежным действием в расходящемся направлении двух твердых предметов. Растяжение длится от десятых долей секунды до нескольких секунд. Из двух предметов один всегда подвижен, другой обычно неподвижен. Неподвижный предмет фиксирует тело или его часть, а другой оказывает эксцентричное дей­ствие.

Трение — процесс поверхностного взаимодействия повреждаемой поверхности тела и повреждающей поверхности тупого твердого предмета, при котором обе контактирующие поверхности смещаются в касательном или тангенциальном направлении одна относительно другой. Подвижными мо­гут быть и повреждаемая часть тела, и повреждающий предмет либо и то, и другое.

Сотрясение – волнообразные колебания тканей возникшие после удара и на отдалении от него, которое сопровождается растяжением тканей, подкапсульными кровоизлияниями и трещинам, надрывами связок, отрывами органов.

От действия тупых предметов образуются повреждения мягких тканей, костей и внутренних органов (Таблица 4.1). Морфологиче­ские особенности этих повреждений позволяют определить: признаки (свойства) травмирующего тупого предмета; механизм образования повре­ждений.

Сущность (вид) повреждения определяется вариантом травмирующего тупого воздействия. Типичными для ударного действия будут ушибленные раны, переломы; для сдавления — уплощение части тела, размятие органов и тканей; для растяжения — рваные раны, отслойка кожи; для трения — об­ширные осаднения. В то же время некоторые виды повреждения могут быть следствием разных механизмов. Так, кровоподтеки возникают и от удара, и от сдавления; ссадины — и от удара, и от трения; разрывы внутренних орга­нов — от удара, сдавления и растяжения.

Повреждения мягких тканей тупыми твердыми предметами.

Ссадина — это поверхностное повреждение кожи, не распространяю­щееся глубже ее сосочкового слоя. Сразу после травмы дно ссадины вначале влажное, блестя­щее, расположено ниже уровня окружающей кожи. Через несколько часов дно подсыхает и постепенно начинает заполняться корочкой, представляю­щей собой омертвевшие клетки эпителия и сосочкового слоя дермы. К концу первых суток корочка достигает уровня окружающей кожи, затем припод­нимается над ним. С 4-5-го дня по границам ссадины начинается эпители­зация, а края корочки приподнимаются. К 7-9-му дню эпителизация закан­чивается, и корочка отпадает, обнажая розовую поверхность, легко соби­рающуюся в мелкие складки. К концу 2-й недели место, где была ссадина, не отличается от окружающей кожи.

При осмотре ссадины обращают внимание на углубление в начале действия тупого предмета. У противоположного конца могут быть заметны белесоватые лоскут­ки отслоенного эпидермиса. Эти морфологические признаки позволяют устано­вить направление движения тупого предмета при образовании ссадин (либо направление движения тела но отношению к неподвижному предмету).

Форма ссадин отличается разнообразием и зависит от формы травми­рующей поверхности тупого предмета и механизма их образования. При динамическом контакте образуется полосовидная ссадина, ширина которой может отражать один из размеров травмирующей поверхности ту­пого предмета. Иногда на поверхности ссадины выделяются множествен­ные параллельные друг другу прямолинейные поверхностные царапины, которые возникают от того, что травмирующая поверхность предмета была неровной, шероховатой. При ударе или сдавлении форма ссадины нередко повторяет форму и рельеф поверхности тупого предмета.

Судебно-медицинское значение ссадин представлено в таблице 4.2.

Кровоподтеком называется излияние свертывающейся крови в подкож­ную жировую клетчатку.

Вначале кровоподтек имеет синий или сине-багровый цвет. С 3-4 дня кровоподтек приобретает зеленоватый, а с 7-9 дня — желтоватый оттенки. Позднее кровоподтек, как прави­ло, становится незаметным. Однако при рассечении кожи в подкожной жировой клетчатке еще долго сохраняется кровоизлияние коричневатого цвета. Такие изменения цвета пропитанных кровью тканей объясняются химическими превращениями гемоглобина излившейся крови.

Если кровоизлияния образовались только в коже, говорят о внутрикожных кровоизлияниях; они обычно множественные, имеют небольшие размеры и круглую форму. Скопление крови над (или под) оболочками голов­ного мозга и в подкожной клетчатке называют гематомой.

Кровоподтеки типичны для действия тупого твердого предмета и могут иметь самую разнообразную локализацию. Их формы и размеры зависят от формы и размеров травмирующей поверхности тупого предмета. Почти всегда от одного удара тупым предметом образуется один кровоподтек. Значение кровоподтеком для судебно медицинской практики представлено в таблице 4.3.

При ударах резиновой дубинкой могут возникать два продолговатых кровоподтека, располагающихся по обе стороны от уда­ряющей поверхности такого предмета. Объяснение этого явления сводится к тому, что кровеносные сосуды более устойчивы на сжатие, чем на разрыв. Поэтому в полосе удара сосуды сдавливаются и сохраняют свою целость, а на границе этой полосы растягиваются и рвутся.

От кровоподтеков следует отличать кровонасосы и кровонатеки.

Кровонасосы (засосы) вызываются пониженным давлением, возникающим во время поцелуя либо постановки кровососных банок. Первые обнаруживаются при проведении расследования половых преступлений, а вторые — у лиц, находившихся на лечении в больнице.

Кровонатеки являются следствием перемещения жидкой крови под действием силы тяжести вниз по рыхлой клетчатке и межфасциальным простран­ствам. Они появляются вдали от места приложения силы через значитель­ное время после травмы. В отличие от кровоподтка, кровь в кровонатёке жидкая. В случаях переломов основания черепа кровона­теки могут располагаться на веках в виде «очков». От удара в область лба, переносицы, лица кровонатеки возникают в области глазных щелей. В отличие от кровонатеков, возникших при переломе основания черепа, эти кровонатеки могут проявиться спустя 2—3 дня. Удар по боковой по­верхности головы или верхней трети шеи вызывает перемещение кровонатека по клетчатке сосудистого пучка вниз, на шею.

Рана — это повреждение, распространяющееся глубже сосочкового слоя кожи. Раны, образующиеся от действия тупых твердых предметов, подраз­деляются на ушибленные, рваные и ушибленно-рваные (при глубоких по­вреждениях иногда говорят о мышечной или костной ране, ране головного мозга и т. п.).

Ушибленные раны возникают от удара, рваные — от растяжения, ушиб­ленно-рваные — от сочетания обоих механизмов (чаще всего от удара тупым предметом, действующим под углом).

Описывая рану, говорят о состоянии её краёв, концов, стенок, дна, содержимом раневого канала.

Раны от воздействия тупого твердого предмета имеют неровные, осадненные, кровопод­течные, нередко размозженные края. Дуговидные, П или М-образные концы соединены белесоватыми соедини­тельнотканными перемычками. Форма дна отображает форму контактной поверхности. Может присутствовать некоторая кровоточивость раны. Стержни волос размозжены, луковицы вывихнуты.

Ушибленные раны чаще возникают на поверхности ко­жи прилежащей к кости.

Предметы с неограниченной травмирующей поверхностью образуют ушибленные раны, окруженные широким сплошным осаднением. Осаднение наиболее выражено в центральных отделах, а к периферии теряет свою интенсивность. Края его неровные и плавно переходят в неповрежденную кожу. Рана может иметь разнообраз­ные формы (прямолинейную, трехлучевую и др.), которые определяются строением прилежащей кости. В центре раны выделяется участок наиболь­шего размозжения мягких тканей, от которого в стороны отходят несколько разрывов с относительно острыми концами. Дно разрыва представлено широкими соединительнотканными перемычками, в центре дна — размозжен­ные мягкие ткани. Над дном раны нередко нависают неповрежденные волосы.

Ребро тупого предмета причиняет раны прямолинейные, квадратная и прямоугольная травмирующие поверхности образуют раны Г- или П-образные, треугольная — угловидную, круглая и овальная — С-образную формы. Края ран обычно имеют узкое осаднение. Их дно углублено, соединительнотканные перемычки узкие, представлены отдельными волокнами и наблюдаются в основном в области углов ран.

Стенки ран, возникающих от перпендикулярного удара, отвесны. При ударе под углом одна из стенок раны скошена, другая подрыта.

Тупые предметы, действующие сферической или цилиндрической по­верхностью, причиняют прямолинейные раны с дополнительными разры­вами краев. Их окружает относительно широкое осаднение. Края ран не­редко размозжены.

Судебно-медицинское значение ран отражено в таблице 4.4.

Повреждения костей твердыми предметами.

Повреждение кости или хряща называют переломом.

В судебно-медицинской практике наибольшее значение имеют переломы трубчатых и плоских костей. Трубчатые кости — это кости конечностей и ребра. Плоские — кости черепа, таза, грудины.

Кости скелета состоят из двух различных частей: губчатого и ком­пактного вещества. Перекладины губчатого вещества хорошо приспо­соблены к механическим воздействиям, и придают жесткость кости. Пространство между перекладинами заполнено кост­ным мозгом, зоной кроветворения. Наружная пластинка кости, называемая надкостницей, имеет сильно развитую сеть нервных волокон и являет­ся структурой, необходимой для питания костей, их кровоснабжения, роста и репарации.

Функциональная связь между двумя и более костями называется суставом. Суставы можно разделить на две категории: подвижные относительно друг друга (синовиальные соединения), и неподвижные, которые соединяют кости соединительной тканью или хрящом и практически неподвижны.

В строении трубчатой кости выделяют костную трубку — диафиз, скругленную покрытую хрящом часть — эпифиз и зоны роста — метаэпифизарные зоны, располагающиеся между ними.

Переломы трубчатых костей весьма многообразны по механизму возникновения, характеру излома, локализации, смещению отломков, сопутствующему повреждению мягких тканей и др.

Прежде всего, переломы костей делят на 2 основные группы:

травматические и

патологические

Патологический перелом — это перелом измененной патологическим процессом кости (воспалительным, дистрофическим, диспластическим, опухолевым и др.). Он также возникает от одномоментного воздействия травмирующей силы, но сила эта может быть намного меньше той, которая необходима для возникновения перелома нормальной, здоровой кости.

В зависимости от повреждения кожных покровов отломками костей переломы делятся на:

закрытые и

открытые (огнестрельные).

Открытый перелом качественно всегда отличается от закрытого, так как он бактериально загрязнен, такой перелом всегда может закончиться нагноением. Лечение открытых переломов представляет собой отдельный раздел травматологии.

Как закрытые переломы, так и открытые могут быть как со смещением отломков, так и без смещения их. Переломы без смещения отломков (правильнее говорить — без клинически значимого смещения, так как какие-то микросмещения при переломах всегда имеют место) встречаются примерно в 1/3 случаев.

Виды смещения отломков:

  1. по ширине;

  2. по длине;

  3. под углом;

  4. ротационные;

  5. комбинированные, когда одновременно отмечается 2 и больше видов смещения, например, по ширине и под утлом, по длине и ротационное и др.

В зависимости от причинного фактора, приведшего к смещению отломков, последние можно подразделить на 2 группы:

— первичные — от воздействия самой травмирующей силы (например, от удара тяжелым предметом);

— вторичные — возникающие от воздействия на отломки тяги мышц.

По характеру излома различают переломы:

  1. поперечные;

  2. косые;

  3. оскольчатые;

  4. винтообразные;

  5. двойные;

  6. раздробленные;

  7. компрессионные;

  8. вколоченные;

  9. отрывные.

Такое разделение переломов, в основу которого положена характеристика самого излома, его многообразие и качественные отличия, имеет важное практическое значение, так как каждый из названных видов имеет свои особенности механогенеза, то есть может возникнуть только при определенных воздействиях травмирующей силы на кость.

По локализации переломы принято делить на диафизарные, метафизарные и эпифизарные. К этому распределению примыкает деление всех переломов на внутрисуставные, околосуставные и внесуставные.

Экспертная практика требует выделения еще одной группы повреждений — переломо-вывихов, которые, как уже следует из названия, сочетают в себе перелом, локализующийся внутрисуставно или околосуставно, с вывихом в этом же суставе. Такое повреждение особенно сложно в диагностическом и лечебном плане и опасно для функции в прогностическом аспекте. Особенно частой локализацией переломо-вывихов являются локтевой, голеностопный суставы, несколько реже плечевой, лучезапястный, тазобедренный. Очень часто происходит сочетание вывиха позвонков с теми или другими переломами тел, дужек или отростков, особенно в шейном отделе позвоночника.

У детей при еще дифференцирующихся эпифизарных хрящах (зонах роста) плоскость излома кости может пройти через эпифизарный хрящ. Такие переломы называются эпифизеолизами.

Разъединение кости происходит, собственно, не через толщу самого росткового хряща, а по зоне прилегания этого хряща к метафизарном у отделу кости. Большей частью при смещениях эпифизарного отдела кости вместе с эпифизом происходит отрыв клиновидного участка метафиза. Такие повреждения именуют остеоэпифизеолизами.

Полный перелом приводит к образованию костных отломков. К неполным переломам следует отнести такие повреждения кости, при которых нарушение ее целости происходит в виде надлома, трещины и растрескивания.

Надлом — плоскость излома проходит не больше чем на половину диаметра трубчатой кости. Трещина — плоскость излома проходит больше чем на половину диаметра кости, но не доходит до конца ее, сохраняется перешеек неповрежденной костной ткани. При растрескивании кость в различных направлениях пронизывается множественными трещинами, что обычно бывает при прямом массивном ударе.

Кроме того, различают пере­ломы, возникающие от непосредственного контактного травмирующего действия (прямые переломы) и от опосредованного действия (непрямые переломы, переломы на протяжении). Прямые переломы позволяют судить о свойствах травмирующего предмета, виде и варианте травмирующего воздействия, непрямые переломы — только о варианте травмирующего ту­пого воздействия.

Прямые переломы отличаются тем, что в месте контакта травмирующе­го предмета с костью происходят разрушение, смятие и взаимное наслаива­ние костных структур. В результате в месте приложения силы наблюдаются небольшие дефекты из-за выкрашивания костного вещества. По краям де­фекта видны приподнятые плоские костные пластинки, нередко наслаи­вающиеся друг на друга и создающие впечатление черепичной крыши. Непрямые переломы лишены этих признаков. Края прямых переломов представляют собой крупнозазубренную ломаную линию, непрямые — мел­козазубренную. Эти признаки позволяют дифференцировать прямые и не­прямые переломы любых костей скелета.

Переломы трубчатых костей могут образовываться по механизму сдвига, сгиба, сжатия, скручивания и отрыва.

Сдвиг кости происходит от резкого удара ребром, краем или узкой ограниченной поверхностью тупого предмета. Переломы от сдвига всегда прямые и имеют характер поперечных или косопоперечных. В месте при­ложения силы образуется небольшой скол компактного вещества. От краев перелома отходят тонкие трещины, свободные концы которых указывают на место удара. Иногда концы трещин, отходящих от противоположных краев перелома, соединяются и образуют по месту удара крупный осколок, чаще всего ромбовидной формы.

Сгиб кости приводит к возникновению на выпуклой поверхности изгиба зоны растяжения, а на изогнутой — сжатия. Поскольку кость менее устойчива к растяжению, на выпуклой поверхности костной трубки (диафиза) образуется поперечная трещина, концы которой соединяются на стороне сжатия, образуя крупный осколок.

Сжатие кости в продольном направлении лежит в основе образо­вания вколоченных переломов. Они локализуются в зоне роста кости (метафиз) и представляют собой локальное компрессионное разрушение балоч­ной структуры, сочетающееся нередко с переломами, раскалывающими костную трубку в продольном направлении. Такие переломы встречаются при паде­нии с большой высоты на выпрямленные ноги.

Скручивание кости представляет собой ее вращение вокруг про­дольной оси при одновременной фиксации одного из концов кости. При этом возникают винтообразные переломы, нередко наблюдаемые у лыжников. Отрыв костного вещества возможен лишь в области при­крепления сухожилий. Отделившаяся часть костной массы обычно не­велика.

Переломы плоских костей зависят от размера и формы травмирующей поверхности тупого твердого предмета и варианта его действия: удара или сдавления. От удара по месту приложения силы возникают односторонние прямые переломы. Предметы с ограниченной ударяющей поверхностью, действующие с небольшой силой, могут вызвать линейный перелом (трещину), расширяю­щийся в направлении удара. В месте приложения силы иногда отмечаются и радиально расходящиеся переломы. От некоторых из них могут отходить до­полнительные трещины, которые, соединяясь и взаимно пересекаясь, приводят к формированию оскольчатых переломов на ограниченном участке свода чере­па. При более сильных воздействиях образуются вдавленные переломы, соот­ветствующие размерам травмирующей поверхности и нередко являющиеся негативным отображением ее формы. По краям таких переломов могут образоваться ступенеобразно расположенные осколки, что дает основание на­зывать эти переломы террасовидными. Удары большой силы могут вызвать полный сдвиг участка кости с образованием дырчатого перелома, отображаю­щего форму и размеры травмирующей поверхности предмета.

В таблице 4.5 представлено судебно-медицинское значение переломов.

Повреждения внутренних органов твердыми предметами.

При действии на голову предметы небольшой массы способны причи­нить травму лишь по месту приложения силы, где наблюдается единое по­вреждение, включающее ушибленную рану (реже ссадину или кровопод­тек), вдавленный, террасовидный, оскольчатый или оскольчато-вдавленный переломы, разрывы твердой мозговой оболочки и повреждения краями сломанных костей мозговой ткани и мягких мозговых оболочек. Самыми специфичными являются очаговые ушибы коры головного мозга, представляющие собой кровоизлияния на поверхности и в глубине мозга, которые могут сопровождаться разрушением моз­говой коры и мягких мозговых оболочек. Площадь ушибов коры прямо пропорциональна величине трав­мирующей силы.

Травма спинного мозга возникает лишь в местах нарушения целости позвоночного столба и виде компрессионных переломов и вывихов тел по­звонков, разрывов связочного аппарата и суставных капсул. Повреждения мозга могут варьироваться от локальных подоболочечных кровоизлияний до его полного перерыва.

Повреждения внутренних паренхиматозных органов достаточно разно­образны. Небольшие поверхностно расположенные кровоизлияния, изолирован­ные поверхностные разрывы ткани чаще образуются при сильных ударах предметами с ограниченной травмирующей поверхностью. Множественные разрывы оболочек и ткани паренхиматозного органа, сочетающиеся с об­ширными кровоизлияниями в его ткань, могут быть следствием как сильно­го удара массивным предметом, так и сдавления. Частичное размозжение или полное разрушение чаще всего встречается при сдавлении части тела массивным предметом, например при переезде колесом автомобиля или железнодорожного транспорта.

При повреждениях полых внутрен­них органов наблюдаются полные или частичные разрывы стенки органа, подоболочечные кровоизлияния, повреждения связочного аппарата и полный отрыв ор­гана. Разрывы полого органа и локальные кровоизлияния в его стенку воз­никают от сильного ударного или сдавливающего действия.

Отрывы внутренних паренхиматозных и полых органов от мест прикре­пления, а также нарушение целости их фиксирующего аппарата наблюда­ются при сильных ударных воздействиях массивными тупыми предметами, приводящих к общему сотрясению тела.

К морфологическим признакам общего ударного сотрясения тела от­носят: кровоизлияния в прикорневую зону легких, парааортальную клет­чатку, связочный аппарат печени и желудка, брыжейку тонкого кишечника, ворота почек и селезенки; разрывы печеночных связок, связок желудка, брыжейки тонких кишок, сосудистой ножки селезенки, мочеточников и со­судов почек. Чем сильнее ударное воздействие, тем больше объем и степень выраженности морфологических признаков общего сотрясения тела.

Судебно-медицинское значение повреждений внутренних органов представлено в таблице 4.6.

  • Авторы
  • Резюме
  • Файлы
  • Ключевые слова
  • Литература

Прониченко Е.И. 1 Теньков А.А. 1 1 Курский государственный медицинский университет, Курск Изучена хронологическая зависимость сезонности, родственных связей, возраста потерпевших, отражающая агрессивность нападавшего по отношению к жертве. У жертв физической агрессии (ЖФА) зафиксирован ряд повреждений: ссадины, кровоподтеки, раны, переломы. Выявлена зависимость между характером причиненных повреждений и гендерной принадлежностью агрессора. Рассчитаны вероятности появления определенных повреждений в зависимости от твердого тупого предмета их причинившего, области травматизации и пола нападавшего. Выявлена возможность с той или иной степенью вероятности определить половую принадлежность человека-агрессора и конкретного предмета травматизации. 300 KB жертвы физической агрессии твердые тупые предметы нелетальная травма гендерная принадлежность 1. Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации: криминологический и уголовно-правовой справочник / А.И. Алексеев, Г. В. Антонов-Романовский, Т.А. Боголюбова и др. — 2007. — 383 с. 2. Берковиц Л. Агрессия. Причины, последствия, контроль. — СПБ: Прайм-Еврознак, 2007. — 510 с. 3. Грунтовский А. Русский кулачный бой. История. Этнография. Техника. — СПб. — М., 2001. — 383 с. 4. Демографический ежегодник России. — М., 2005. — 595 с. 5. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчин и женщин. — СПб.: Питер, 2006. — 544 с. 6. Лобанов А.М., Теньков А.А. Судебно-медицинская оценка последствий агрессивных действий взрослых различной гендерной принадлежности по отношению к детям // Курский научно-практический вестник «Человек и его здоровье». — 2010. — №2 — С. 96-102. 7. Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации / под ред. А.Я. Сухарева и С.И. Гирько. — М., 2007. — 383 с. 8. Kraus G.F. Fibe D. Ramstein k. et al The relationship of famili incom to the incidence, external causes, and outcomes of serious brain injury. San Diego Contry // California Am J. Public Heath. — 1986. — Vol 76, №11. — Р 1345-1347. Проявление физической агрессии человека к жертве является одним из менее освещенных вопросов в судебной медицине. Проблема физического насилия в отношении людей является глобальной и значимой для всех стран мира. Различные формы насилия проявляются при ведении войн, в межэтнических конфликтах и при многих других ситуациях. Численность населения ставшего жертвами насилия других людей, в различных странах весьма вариабельна . Человеку присуще такое качество, как агрессивность.

«Агрессивность является врожденным свойством».

Агрессивные действия подразделяются на физические действия (удар, пинок) и вербальные суждения (прямая и непрямая вербальные атаки). Большинство психологов характеризуют агрессию, как поведение, нацеленное на причинение вреда другому человеку. По данным многих авторов, агрессия — это форма поведения. Они же подразделяет агрессию на прямую и непрямую, эмоциональную и инструментальную .

Человек обладает мышечной силой и способен вызывать такие воздействия, как удары, сдавления, кручения, укусы, царапание, тракции. При этом установлено, что мужчины физически более сильные, чем женщины .

Последствия физического насилия над людьми по причинению вреда здоровью весьма вариабельны: от повреждений с минимальными последствиями, до проявления его крайних форм в виде лишения жизни.

Как показывает экспертная практика, при судебно-медицинской экспертизе, прежде всего, решаются вопросы об идентификации травмирующего орудия, механизмах травматизации, а также обстоятельствах нанесения повреждений.

Идентификация травмирующих орудий проводится, прежде всего, по особенностям повреждений, которые они причинили. Так, например, по ссадинам, кровоподтекам, ранам и переломам в ряде случаев можно решить вопрос о контуре данного предмета, его рельефе, а иногда и об отличительных индивидуальных особенностях.

При этом следует отметить, что возможность разработки вопроса об установлении характера травмирующего предмета и гендерной принадлежности нападавшего, т.е. человека-агрессора, была предопределена, прежде всего, теоретически двумя предпосылками. Первая — в общей массе людей женщины обладают меньшими физическими возможностями, чем мужчины .

Это обстоятельство дает основания предполагать, что при травматизации жертвы невооруженной женщиной могут возникать повреждения меньшего объема по сравнению с теми, которые причиняет мужчина. Вторая — установленный психологами факт различий поведенческих характеристик мужчины и женщины, в частности относительно «степени агрессивности» . А также и то, что при травмах различными предметами на схожих областях образуются несколько различные по своим размерам повреждения.

Целью настоящей работы являлось установление особенности повреждений и их взаимосвязи с гендерной принадлежностью лица-агрессора.

Изучение различных параметров повреждений, причиняемых жертвам, и их зависимость от ряда факторов

Задачи рассматриваемого исследования были следующие:

  1. Определить метрические характеристики, совокупность повреждений с учетом их морфологических свойств и локализации повреждений.
  2. Установить частоту травматизации потерпевших в зависимости от хронологических показателей (дня недели, месяца).
  3. Выяснить возможность определения гендерной принадлежности нападавшего по локализации, метрическим и иным характеристикам повреждений у потерпевших.

Материалы и методы исследования

Работа выполнена на практическом экспертном материале — 1935 «Заключений экспертов» из архивов в основном Орловского, а также Курского и Белгородского областных бюро судебно-медицинской экспертизы в случаях нелетальной травмы тупыми объектами при нанесении повреждений одним лицом. Случаи групповых насилий, а также неустановление лиц, причинивших повреждение при исследовании, не учитывались. Из всех наблюдений в 649 эпизодах нападавшими были женщины, в 1286 — мужчины. Таким образом, гендерное соотношение составляло 1:1,98.

Области травматизации нами были разделены на три группы: голова, туловище и конечности. Мы посчитали, что данные области, отличаясь друг от друга, имеют отличия в следовоспринимающих (отображающих) свойствах как при травме «натуральным оружием человека», так и при травме ТТП, находящимися у него в руках. Статистическая обработка проводилась с помощью вычисления среднего, медианы, вероятности, коэффициента правильности выбранной гипотезы (КПВГ).

По номограмме для вычисления объемов требуемых выборок при планировании исследования была определена статистическая мощность (чувствительность) исследуемых эпизодов. Статистическая мощность выборки на уровне значимости ошибки первого рода от 0,05 до 0,01 составила порядка 0,89, следовательно, количество имеющихся наблюдений достаточно для применения статистических критериев.

Для оценки агрессивных действий преступников по отношению к жертвам использовался математический аппарат теории вероятностей.

В связи с тем, что число женщин и мужчин, наносящих травму, различно, а одной из целей исследования являлось сравнение агрессивных действий представителей различных гендерных групп, был введен Коэффициент Правильности Выбранной Гипотезы (КПВГ). Для его расчета определялось частное от деления частоты событий, в которых участвовали представители определенного пола, на общее количество человек этой гендерной группы. Рассчитанная вероятность округлялась до двух знаков после запятой. Далее для сравнения вероятностей определялось их соотношение, при этом для исключения значений меньше единицы всегда большую величину делили на меньшую. В результате определялось число, показывающее во сколько раз вероятность совершения события больше у представителя одного пола по отношению к другому. Если в числителе была величина, характеризовавшая действия женщин, то частному от деления вероятностей присваивали знак «-«, если мужчин — «+». Рассчитанная величина КПВГ показывает, во сколько раз вероятность события более характерна для определенной гендерной группы. Если вероятности равны или близки друг к другу, то КПВГ приближается или равен единице.

Результаты исследования и их обсуждение

Прежде всего, анализировались варианты вооруженности нападавших при причинении ими нелетальной травмы. Мужчины чаще женщин, соответствующим образом оценивая свои физические возможности, в большинстве наблюдений — 546 (86,5 %) из 631 (общее число невооруженных нападений) — для причинения повреждений какие-либо твердые тупые предметы (ТТП) не использовали и наносили удары только конечностями. В 216 эпизодах их травмирующими объектами были руки, в 235 — ноги и в 95 — голова. Нанесение мужчинами ударов исключительно ТТП имело место — в 740 (56,7 %) эпизодах из 1304.

Среди всех случаев нападавших женщин они в подавляющем числе наблюдений наносили повреждения ТТП 564 случая (86,9 %) от общего числа 649. Это, очевидно, является своеобразной «компенсацией» различия физической силы нападавшей и жертвы. Женщины, как и мужчины, чаще травмировали лиц женского пола. Установлено, что степень вооруженности нападавшего несколько нивелирует различия физических возможностей лиц противоположного пола. Это положение хорошо иллюстрируют данные относительно выравнивания ко — личества нападавших мужчин и женщин в случаях травматизации ТТП. Если соотношение мужчин и женщин в наблюдениях с невооруженными нападавшими было 7,4:1, то соотношение вооруженных агрессоров составляет 1,3:1. Так, нападавшие женщины, наносившие удары по голове ЖФА (жертвам физической агрессии) только конечностями или головой (1ГН), ни разу не причинили переломы костей черепа, при этом за счет физической агрессии невооруженных мужчин вышеуказанные переломы констатированы в 25 наблюдениях. Когда в качестве травмирующих объектов использовались ТТП, то за счет агрессивных действий женщин (из 564) переломы черепа у ЖФА отмечены в 8 наблюдениях, а мужчин (из 740 наблюдений) в 22-х.

Было также обращено внимание на то обстоятельство, что в ряде случаев на одной или нескольких частях тела пострадавших обнаруживались группы повреждений мягких тканей: ссадины, кровоподтеки, раны. Были отмечены сочетания областей трав- матизации и количественная характеристика частоты встречаемости сочетаний числа тех или иных повреждений. Представилось возможным сгруппировать эти повреждения по диапазонам метрических характеристик: ссадины и кровоподтеки — по площадям, раны — по длинам. Установить крайние (как минимальные, так и максимальные) размеры повреждений. Было выяснено, что информация по площади являлась не достаточно объективной, так как отличные друг от друга значения длины и ширины при расчетах могли давать одинаковую площадь.

В работе анализировалась агрессивность нападавших в зависимости от пола, возраста, дня недели и месяца года.

Установлено, что как мужчины, так и женщины наиболее часто проявляли агрессию в летние месяцы (июнь, июль, август). При анализе по дням недели оказалось, что максимальное число травм тупыми орудиями приходилось как у мужчин, так и у женщин на пятницу, субботу и воскресенье. В результате нападения женщин по всем дням недели превалировали пострадавшие женщины. У мужчин в понедельник и в четверг большинство пострадавших были лица аналогичного пола.

В табл. 1 представлено распределение пострадавших по полу и возрасту.

Табл.1. Классификация пострадавших по полу и возрасту

Пол пострадавших

Возраст пострадавших

Старше 70

Итого

Мужчина

Женщина

ВСЕГО

Приведенные в табл. 2 данные свидетельствуют о наличии большинства травмированных лиц у мужчин в возрасте 21-30 лет, а у женщин в возрастной группе 51-60 лет, что в абсолютных значениях составило 222 и 248 человек соответственно. Наименьшее количество происшествий возникает в возрасте до 20 лет и после 70 лет. Больше всего жертв обоего пола зафиксировано в возрасте 21-30 лет.

Таблица 2. Классификация пострадавших по травмируемым частям тела

Примечания:

ЛЛк — лобно-лицевая область кровоподтек; Шеяс — шея ссадины;

ЛЛр — лобно-лицевая область рана; Живк — живот кровоподтек;

ДЧГс — другая часть головы ссадина; ПРс — правая рука ссадины;

ДЧГк — другая часть головы кровоподтек; Грудь пер — грудь переломы;

Установлено, что максимальное число конфликтов происходило между соседями (22 %). На втором месте — конфликты в семье (21,4 %). При этом следует отметить, что в 51,6 % случаев нападавший был не указан.

Характеристика суммарного количества повреждений на различных областях тела потерпевших в зависимости от пола нападавших

В работе изучалась частота травматизации различных частей тела потерпевших с учетом гендерной принадлежности нападавших. Установлено, что как женщины, так и мужчины части тела ЖФА травмируют примерно одинаково. При этом следует отметить, что наибольшей травматизации подвергается голова (более 62 % в обеих гендерных группах), на втором месте — верхние конечности (43,5 % — женщины и 35,5 % — мужчины), далее по убыванию идут нижние конечности, туловище и шея.

Проведенная работа позволяет сделать некоторые выводы

  1. Травмирующие объекты различались разнообразием — это могли быть как орудия труда (лопата, молоток, топор, вилы, швабра, лом) — 15 %, так и случайные предметы, оказавшиеся на месте совершения преступлений (палка, прут металлический, стул, кирпич, доска, дверь, обувь, костыль, труба) — 35 %. Орудием травмы нередко служили также предметы бытового обихода (ведро, бутылка, кружка, банка, кастрюля) — 8 %.
  2. Морфологические особенности повреждений зависят не только от размеров травмирующих объектов, но и от метрических характеристик части тела, которая подвергается травматизации с учетом ее анатомической особенности.
  3. Как мужчины, так и женщины чаще всего травмируют голову (более 62 %).
  4. Установлены значения повреждений на конкретных областях травматизации от действия разных орудий.

Данное обстоятельство в ряде случаев позволяет проводить дифференциальную диагностику травмирующих орудий без необходимости проведения медико-криминалистических экспертиз.

Рецензенты:

Работа поступила в редакцию 26.05.2011.

Библиографическая ссылка

Прониченко Е.И., Теньков А.А. СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОВРЕЖДЕНИЙ, ВОЗНИКШИХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ФИЗИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ ЧЕЛОВЕКА (ТРАВМЫ ТВЕРДЫМИ ТУПЫМИ ПРЕДМЕТАМИ) // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 9-3. – С. 480-483;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=28539 (дата обращения: 25.10.2020).Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

2013

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Сер. 11

Вып. 3

СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА

УДК 616+343.982.323 С. Ю. Сашко

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ОЦЕНКА ОСНОВНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ СМЕРТЕЛЬНОЙ ТРАВМЫ ОТ ПОВРЕЖДЕНИЙ ТУПЫМИ ТВЕРДЫМИ ПРЕДМЕТАМИ В КРУПНОМ ГОРОДЕ В 2009-2010 ГОДАХ

С целью изучения частоты встречаемости травмы тупыми предметами в структуре механической травмы, диагностических возможностей установления характера следообразующей поверхности тупых предметов, в том числе стопы ноги, обутой в плотную обувь на резиновой подошве, нами были изучены материалы экспертиз и исследований Бюро судебно-медицинской экспертизы крупного города за 20092010 гг. Всего исследовано 1141 заключение экспертов, касающееся травмы тупыми твердыми предметами.

Изучение медицинских документов проводили по следующим признакам: общее число смертельных травм тупыми предметами, их соотношение с другими видами механической травмы, общее количество травм, причиненных стопой обутой ноги, пол, возраст пострадавших, морфологические признаки повреждений на теле пострадавших при указанных выше механизмах травмы, возможность установления обоснованного диагноза и идентификации орудия травмы, частота направления с указанной целью объектов на лабораторные (медико-криминалистические) исследования.

В 2009 г. случаи смертельной механической травмы составили 2465. Травма тупыми твердыми предметами встретилась в 590 случаях (24%). Судебно-медицинские экспертизы проводились в 155 случаях (26%), исследования — в 435 случаях (74%). В 311 случаях (53%) смерть потерпевших наступала в стационарах, в остальных 279 случаях (47%) — на месте происшествия. Местом происшествия являлись: улица — 72 случая (26%); квартира — 142 случая (52%) и прочие места — 65 случаев (22%).

В 2010 г. число случаев смертельной механической травмы составило 2175. Травма тупыми предметами отмечалась в 551 случае (25,8%). Судебно-медицинские экспертизы проводились в 149 случаях (27%), в остальных случаях (73%) были проведены судебно-медицинские исследования. В 328 случаях (59%) смерть потерпевших

Сашко Сергей Юрьевич — доцент, Санкт-Петербургский государственный университет; Бюро судебно-медицинской экспертизы ФГБУЗ «КБ № 122 им. Л. Г. Соколова ФМБА РФ», Санкт-Петербург; e-mail: bsme@med122.com

© С. Ю. Сашко, 2013

Трупы, поступившие на исследование из лечебных учреждений, как правило, были без одежды. В случаях поступления трупов в одежде она описывалась экспертами. До 18% случаев на одежде имелись повреждения, как правило, в виде разрывов ткани линейной, извилистой, дугообразной и неопределенной формы различных размеров с неровными краями, в части случаев отмечались повреждения швов. Из посторонних наложений на ткани одежды превалировали следы, похожие на кровь и лишь в редких случаях (3%) наложения различных инородных веществ, размеры и форма которых экспертами, как правило, не описывались. Одежда направлялась на судебно-биологическое исследование в 27% случаев. На медико-криминалистическое исследование одежда не направлялась.

Характер наружных и внутренних повреждений, установленный при исследовании трупов был следующим:

• при повреждениях головы — кровоподтеки и ссадины различных форм и размеров кожи лица, ссадины, ушибленные раны кожи лица и волосистой части головы, переломы костей лицевого черепа, свода и основания черепа, ушибы головного мозга;

• при повреждениях шеи — кровоизлияния в мышцы, переломы подъязычной кости, хрящей гортани и трахеи, повреждения трахеи и пищевода;

• при повреждениях грудной клетки — кровоподтеки, ссадины, ушибленные раны, кровоизлияния в мягкие ткани на различных поверхностях груди, прямые переломы грудины, прямые и конструкционные переломы ребер, ушибы сердца, легких, повреждения легких и сердца отломками ребер;

• при повреждениях области живота — кровоподтеки, ссадины, ушибленные раны, кровоизлияния в мягкие ткани, разрывы брыжейки тонкой и толстой кишок, разрывы селезенки, поджелудочной железы, подкапсульные кровоизлияния и одиночные разрывы печени глубиной от 0,3 до 4,0 см.

Черепно-мозговая травма, по данным анализа изученного материала за 2009 г. возникала в результате соударения головы с твердым тупым предметом при падении с высоты собственного роста на плоскость в 159 случаях (35%), в остальных 290 случаях (65%) механизм травмы был связан с ударом (ударами) твердым тупым предметом (предметами). С этим же механизмом были связаны и изучены случаи

повреждений живота, а также некоторых других областей тела (поясничная область, половые органы). Повреждения грудной клетки и конечностей происходили по механизму удара и в некоторых случаях по механизму удара в сочетании со сдавлением.

При изучении архивного материала за 2010 г. установлено, что возникновение черепно-мозговой травмы от соударения головы с твердым тупым предметом при падении на плоскость с высоты собственного роста отмечалось в 140 случаях (34%), в остальных случаях (66%) она возникала от удара каким-либо твердым тупым предметом (предметами).

В категорической форме тупой твердый предмет в качестве орудия травмы не был идентифицирован по узкогрупповым и индивидуальным особенностям следо-образующей поверхности ни в одном случае, поскольку эти особенности не отображались в характере повреждений. Чаще всего судебно-медицинские эксперты указывали на преобладающую или ограниченную следообразующую поверхность твердого тупого предмета, в редких случаях на характер его рельефа — гладкая (ровная) либо шероховатая (при наличии ссадин). В 16 случаях эксперты указывали на «массивность» тупого твердого предмета, учитывая объем причиненных повреждений.

При анализе данных за 2009 г. в вероятностной форме кулак в качестве орудия травмы был отмечен в 3 случаях (0,7%), стопа ноги, обутая в плотную обувь, в 7 случаях (1,6%), иные твердые тупые предметы (кирпич, труба, палка, табурет, утюг и другие) в 11 случаях (2,5%). В одном случае судебно-медицинский эксперт не исключил возможность причинения травмы мошонки от удара ногой, обутой в плотную обувь, обосновав свой вывод значительной гематомой мягких тканей, обширным кровоизлиянием в оболочки правого и полным разрушением левого яичка. В двух случаях эксперты указывали на стопу ноги, обутую в плотную обувь, как на наиболее вероятное орудие травмы в связи с наличием у пострадавших кровоподтеков, напоминавших в одном случае каблук обуви, в другом — рисунок протектора подошвы («на коже передней брюшной стенки на участке 15×6 см кровоподтеки квадратной формы по 0,6×0,6 см с ровными краями и расстоянием между ними 0,7 см»). В остальных случаях аргументация выводов экспертов отсутствовала.

В альтернативных вариантах ответов стопа ноги в плотной обуви фигурировала в 17 случаях (4%), причем альтернатива с кулаком отмечалась в 5 случаях, с выступающими частями автотранспортного средства — в одном случае и с иными твердыми тупыми предметами — в 11 случаях.

В 2010 г. стопа ноги, обутая в плотную обувь, отмечена в качестве орудия травмы в вероятностной форме в 6 случаях (1,7%), в альтернативной форме — в 18 случаях (4,3%). Альтернатива с кулаком отмечена в 3 случаях и с иными тупыми предметами — в 15 случаях. В качестве иных тупых предметов в этих случаях в вероятностной форме указаны: камень, палка, дерево, металлический трос, предметы окружающей обстановки и другие.

В 100% случаев смертельной травмы тупыми твердыми предметами производилось гистологическое исследование кусочков внутренних органов от трупов. При повреждениях шеи в 85% случаев подъязычно-гортанно-трахеальный комплекс от трупов направлялся на медико-криминалистическое исследование с целью установления механизма воздействия (удар, сдавление), направления, числа воздействий и характера (ограниченная, распространенная) следообразующей поверхности тупого твердого предмета.

Таблица 1. Сравнительный анализ некоторых показателей травмы тупыми твердыми

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

предметами за 2009-2010 гг.

№ п/п 2009 год 2010 год

Наименование показателя Количество % Количество %

случаев случаев

1. Травма тупыми предметами в структуре механической травмы 590 24,0 551 25,8

2. 2.1. Локализация приложения силы: — голова 449 76,0 417 75,6

2.2. — шея 6 1,0 5 0,9

2.3. 2.4. — грудная клетка — живот 13 24 2,0 4,0 25 27 4,5 4,9

2.5. — конечности 4 0,5 7 1,3

2.6. — две и больше области тела 65 11,0 50 9,4

2.7. — прочие 29 5,5 20 3,4

3. 3.1. 3.2. Идентификация предмета травмы: — в категорической форме — в вероятностной форме стопа ноги, обутая 7 1,6 6 —

3.3. в плотную обувь — в альтернативной форме стопа ноги, обутая 17 4,0 18 1,7

3.4. 3.5. 3.6. в плотную обувь — кулак в вероятностной форме — кулак в альтернативной форме — иные предметы в вероятностной форме 3 5 11 0,7 1,3 2,5 3 15 4,3 0,8 4,0

3.7. — плоскость при падении с высоты

собственного роста и соударении головой 159 35,0 140 34,0

4. Направление небиологических объектов на мед.-

крим. исследование

5. Направление биологических объектов на мед.-

5.1. крим. исследование: — кожные лоскуты с ушибленными ранами 4 2,5 4 3,1

5.2. — кости черепа 4 2,5 3 1,3

5.3. — гортаноподъязычнотрахеальный комплекс 5 85,0 4 85,0

6. Спектральные исследования биологических объек-

тов с целью установления металлизации в областях

6.1. повреждений: — методом РФА — — 2 1,3

6.2. — методом ЭСА — — — —

В 8 случаях кожные лоскуты с ранами и в 7 случаях кости черепа направлялись на медико-криминалистическое исследование, в результате которого устанавливался механизм образования перелома и характер повреждения кожи (ушибленная, ушиблено-рваная рана). В 4 случаях было указано, что следообразующая поверхность предмета имела ребро (линейной, дугообразной формы). В двух случаях на вопрос эксперта о наличии инородных микрочастиц в области повреждения на коже был дан ответ, что «при визуальном исследовании инородных микрочастиц в области повреждения не обнаружено».

Ни в одном случае спектральные исследования биологических объектов от трупов в 2009 г. с целью установления наличия металлизации в областях повреждений не проводились.

В 2010 г. проведен рентгенофлуоресцентный спектральный анализ (РФА) двух кожных лоскутов с ушибленными ранами головы. В одном случае обнаружено железо, статистически достоверно превышающее содержание такового в контрольном кожном лоскуте.

Результаты сравнительного анализа некоторых показателей смертельной травмы твердыми тупыми предметами в 2009 и 2010 гг. приведены в таблице 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следовательно, результаты анализа изученного материала позволяют прийти к следующим выводам:

2. Самой частой областью травмы была голова — 449 случаев (76%) в 2009 г. и 417 случаев (75,6%) в 2010 г.

3. Большинство показателей травмы тупыми предметами в 2009 и 2010 гг. имеют сходные цифровые значения, что может свидетельствовать о «стабилизации» этих показателей на указанном уровне.

4. Ни в одном случае орудие травмы не было идентифицировано в категорической форме по узкогрупповым и индивидуальным признакам следообразующей поверхности, поскольку эти признаки не отображались в особенностях повреждений.

5. Орудия травмы идентифицированы (в предположительной или альтернативной форме) в 5,6% случаев в 2009 г. и в 6% случаев в 2010 г.

6. Диагностику орудия травмы с резиновой следообразующей поверхностью (плотная обувь на резиновой подошве) затрудняло отсутствие медико-криминалистических исследований спектральными методами одежды и биологических объектов от трупов (за исключением двух случаев в 2009 г.) с целью установления привнесения в зоны следов и повреждений химических элементов .

Литература

2. Максимов А. В. Об итогах работы Жуковского судебно-медицинского отделения за 20052009 гг. // Актуальные вопросы судебно-медицинской и экспертной практики и материалы региональных научно-практических конференций Бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области / под ред. М. С. Ревенсона, В. А. Клевно. М., 2011. Вып. 3. С. 74-81.

Список литературы диссертационного исследования доктор наук Дубровина Ирина Алексеевна, 2019 год

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

5. Альперович, Б.И. Лечение травм печени / Б.И. Альперович, В.Ф. Цхай / Анналы хирургической гепатологии. — 1998. — Т. 3, № 3. — С. 174.

7. Апанасенко, Б.Г. Повреждения живота и его органов / Б.Г. Апанасенко // Неотложная хирургия груди и живота. — Л., 1984. — С. 225-241.

9. Архангельская-Левина, М.С. Тупые травмы живота. / Архангельская-Левина М.С. — Л.: Медгиз, 1941. — 140 с.

13.Бачу, Г. С. О биомеханических свойствах грудной клетки / Г. С. Бачу // Суд. мед. эксперт. 1980. — № 4. — С. 10-12.

18.Богославский, Р. В. Повреждения печени / Р. В. Богославский // Руководство по хирургии. — Т. 8. М., 1962. — 660 с.

19.Ботвина, Л.Р. Разрушение: кинетика, механизмы, общие закономерности / Л.Р. Ботвина // М.: Наука, — 2008. — 334 с.

20.Бочаров, А.А. Повреждения живота / Бочаров А.А. — М., 1972. — 207 с.

23.Васильев, Б.Д. Структурная геология. Конспект лекций / Б.Д. Васильев, Фальк А.Ю. — Томск, 2010. — 50 с.

27.Волохова, Е.С. Основные этапы научного исследования / Е.С. Волохова // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 755-757.

28. Воронин, А.М. Редкий случай натальной травмы печени у новорожденного / А.М. Воронин // Судебная медицина. — 2017. —№2. — С. 32-34.

Тимербулатов и др. // Медицинский вестник Башкортостана. — 2012. — Т. 7, № 4. — С. 21-25.

32.Герасимов А.Н. Медицинская статистика. М. 2008. — 480 с.

37.Гольдштейн, Р.В. О разрушении при сжатии / Р.В. Гольдштейн, Н.М. Осипенко // Физическая мезомеханика. — 2018. — №3. — С. 86-102.

38.Гольдштейн Р.В. Иерархия структур при разрушении / Р.В. Гольдштейн, Н.М. Осипенко // Доклад РАН. — 1992., Т. 325. — № 4. — С. 735-739.

39.Горшков, Г.П. Общая геология. Учебник. Издание третье / Г.П. Горшков, А.Ф. Якушова. — М.: МГУ, 1973. — 589 с.

40.Горшков, С.З. Закрытые повреждения живота / С.З. Горшков, В.С. Волков // — М., 1978. — 216 с.

42.Громов, А.П. Биомеханика травмы. / А.П. Громов — М., 1979. — 269 с.

46.Ермолов, А.С. Травма печени. / А.С. Ермолов, М.М. Абакумов, Е.С. Владимирова. — М., 2003. — 192 с.

50.Зетель, Ф.З. Закрытые травмы печени / Ф.З. Зетель // Закрытая травма

А.Г. Дорфман, А.В. Гришин А.В. и др.// Анналы хирургической гепатологии. — 2008 — Т. 13, № 1. — С. 102-104.

52.Иродов, И.Е. Основные законы механики. / И.Е. Иродов. — М., 1978. -С.43, 85-90. — 236 с.

56.Калмыков, К.Н. К вопросу о происхождении и диагностическом значении сагиттальных разрывов печени / К.Н. Калмыков // Актуальные вопросы судебно-медицинской экспертизы автомобильной травмы. Пермь, 1977. -С. 97-99.

60.Капустин, А.В. Об экспертной оценке силы ударов тупыми твердыми предметами / Капустин А. В. // Суд. мед. эксперт. 1999. — № 1. — С. 18-20.

64.Кимбар, В.И. Механогенез и морфология травм печени. / В.И. Кимбар, В.Н. Гужеедова, А.А. Солохин // Суд — мед эксперт. 2006, № 2. — С. 9-13.

68.Козлов, И.З. Повреждения живота / И.З. Козлов, С.З. Горшков, B.C. Волков. — М.: Медицина, 1988. — С. 51-62.

70.Королёв, А.А. Закрытые повреждения печени: Автореф. дис… канд. мед.

наук. / А.А. Королёв. — М., 1945 — 19 с.

73.Макарова, Н.В. Геоморфология: учебное пособие / Н.В. Макарова, Т.В. Сузанова. — М.: КДУ, 2009. — 414 с.

74. Литвинова, Н.А. Закрытые повреждения печени. / Н.А., Литвинова Г.И. Найдов // Юж. Рос. Мед. журнал. 1999. № 6. — С. 41-43.

75.Логинов, А.С., Клиническая морфология печени. / А.С. Логинов, Л.И. Аруин. — М., 1985. — С.238.

76.Лютаревич, И.Н. Исследование рельефа поверхности местных разрывов печени при тупой травме с позиции фрактографии / И.Н. Лютаревич, С.В. Леонов // В сборнике: Декабрьские чтения по судебной медицине сборник материалов научно-практической конференции с международным участием. Российский университет дружбы народов. -2018. — С. 79-83.

80.Масляков В.В. Непосредственные результаты лечения закрытых травм печени, полученных вследствие дорожно-транспортных происшествий /

B.В. Масляков, В.Г. Барсуков, А.А. Чередник // Вестник медицинского института «РЕАВИЗ»: реабилитация, врач и здоровье. — 2016. — № 4 (24).

C. 45-51.

83.Масляков В.В. Непосредственные результаты лечения сочетанных и множественных травм печени, полученных при дорожно-транспортных происшествиях / В.В. Масляков, В.Г. Барсуков, А.А. Чередник // В сборнике: Актуальные вопросы научных исследований сборник научных трудов по материалам IV Международной научно-практической конференции. Научно-исследовательский центр «Диалог». — 2016. — С. 7983.

85.Марущак, Е.А. Повреждения печени и селезенки у больных с закрытой абдоминальной травмой / Е.А. Марущак // Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук / ГОУ ВПО «Российский государственный медицинский университет». Москва, — 2009.

86.Молин, Ю.А. Судебно-медицинская оценка силы тупой травмы, вызывающей механические повреждения / Ю.А. Молин. — СПб., 2003. -32 с.

89.Мустафин, Р.Р. Хирургическое лечение пострадавших с механическими травмами печени / Р.Р. Мустафин, А.Ю. Анисимов // В сборнике: Онкология сегодня: пациент, государство, медицинское сообщество Материалы VII Российской научно-практической конференции с элементами научной школы для молодежи. — 2011. — С. 208-210.

91.Муханов, А.И. Судебно-медицинская диагностика повреждений тупыми предметами / А.И. Муханов. — Тирасполь. 1974. — 507 с.

92.Николаев, Г.Ф. Закрытые повреждения печени / Г.Ф. Николаев. — Л.: Мед-гиз, 1955. — 164 с.

94.Пархисенко, Ю.А. Применение препарата «полигемостат» для обеспечения гемостаза при травмах печени / Ю.А. Пархисенко, А.К.

Воронцов, Р.С. Калашник // Вестник хирургической гастроэнтерологии. -2016. — № 3. — С. 67.

96.Пиголкин, Ю.И. Атлас по судебной медицине / под. ред. Ю.И.Пиголкина — М.: «ГЭОТАР-Медиа» 2010. — 376 с.

97.Попов, Н.В. Судебная медицина / Н.В. Попов. — М., 1946. С. 161-167, 182183.

101. Райский, М.И. Судебная медицина / М.И. Райский // М., 1953. — 466 с.

102. Райкевич, Н.П. Двухфазные разрывы печени и селезенки / Н.П. Райкевич // Хирургия. — 1984. — № 3. — С. 73-75.

103. Рамм, М.Г. Травма печени / М.Г. Рамм, И.В. Данилов // В кн.: Основы травматологии. М. Медгиз, 1952. — С. 443-498.

Материалы XXIV Международного Конгресса Ассоциации гепатопанкреатобилиарных хирургов стран СНГ. — 2017. — С. 140.

108. Розанов, Б.С. Закрытые повреждения живота / Б.С. Розанов // Нов. хир. архив. — 1936. — Т. 35., № 3. — С. 397-418.

111. Сапин, М.Р. Анатомия человека // Учебник. Т. 2. / М.Р. Сапин. — М.: Медицина, 1986. — С. 46-50.

112. Сапожникова, М.А. Морфология закрытой травмы груди и живота / М.А. Сапожникова. — М.: Медицина, 1988. — 160 с.

113. Седов, Л.И. Введение в механику сплошной среды / Л.И. Седов. -М., 1962. — 284 с.

114. Сигуа, Б.В. Стратегия оказания экстренной хирургической помощи при сочетанной травме головы и живота с повреждением печени / Б.В. Сигуа, В.П. Земляной, А.К. Дюков и др. // В книге: Оказание скорой медицинской и неотложной медицинской помощи раненым и пострадавшим при массовом поступлении. Материалы Всероссийской конференции в рамках 3-го съезда врачей неотложной медицины (к 125-летию С.С. Юдина). — 2016. — С. 56-57.

122. Смоляр, А.Н. Закрытая травма живота. Повреждения печени. Часть 1 / А.Н. Смоляр // Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. — 2015. — № 12. -С. 5-13.

125. Солохин, А.А. Судебно-медицинская диагностика механизмов повреждений печени и почек при различных видах травматического воздействия тупыми твердыми предметами / А.А. Солохин // 1 -и Съезд судебных медиков УССР. Тезисы докладов. Киев, 1987. — С. 120-121.

126. Солохин, А.А. Судебно-медицинские аспекты травматологии / А.А. Солохин, Ю.А. Солохин. — М., 1994. — 192 с.

128. Стешиц, В.К. Судебно-медицинская экспертиза при дорожно-транспортных происшествиях / В.К. Стешиц. — Минск, 1976. — 192 с.

129. Стоянов, А. Открытая и закрытая травма печени / А. Стоянов, М. Христов // Хирургия. 1968. — № 3. — С. 103-106.

130. Судебная медицина в 1300 тестовых вопросах и ответах / Под ред. В.Д.Исакова. — С-Пб., 2001. — 220 с.

131. Тавровский, В.М. Одновременный закрытый разрыв печени и правой почки / В.М. Тавровский // Хирургия. 1957. — №7. — С.122.

133. Томилин, В.В. Лабораторные и специальные методы исследования / В.В. Томилин, В.И. Пашкова. — М.: «Медицина», 1975. — 456 с.

138. Третьяков, Н.И. О закрытых повреждениях печени / Н.И. Третьяков // Хирургия, 1962. — №2. — С. 86-91.

140. Тюрюмина, Е.Э. Интервенциональная ультрасонография в лечении инфицированных гематом печени после тупой травмы живота / Е.Э. Тюрюмина, В.А. Шантуров, Е.А. Чижова и др. // В книге: Актуальные вопросы клинической и экспериментальной хирургии тезисы докладов 3-ей Научно-практической конференции молодых ученых Сибири и Дальнего Востока. — 1996. — С. 25.

143. Физический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохорова. — М., 1983. — 928 с.

144. Феллоуз, Дж. Фрактография и атлас фрактограмм / Дж.Феллоуз. -М.: 1982. — 489 с.

147. Хван, О.И. Характеристика повреждений органов брюшной полости и забрюшинного пространства / О.И. Хван, Б.А. Абдукаримов // В

сборнике: XVIII Международная конференция по науке и технологиям. Россия- Корея-СНГ. Труды конференции. — 2018. — С. 153-160.

150. Халиков, А.А. Диагностика и значение давности механической травмы в клинике и судебной медицине на примере травм печени, гематом селезенки и кровоподтеков кожи / А.А. Халиков // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук. -2013.

153. Чебан, А.Е. Закрытые повреждения печени / Чебан А.Е., Дуплик З.К. // Вест. хир. 1965. № 4. — С. 97-100.

159. Шабунин, А.В. Non-Operative Management (NOM) в лечении больных с изолированной травмой печени I-III класса по AAST / А.В. Шабунин, Д.Н. Греков, М.М. Тавобилов и др. // В сборнике: Актуальные проблемы гепатопанкреатобилиарной хирургии Материалы XXIV Международного Конгресса Ассоциации гепатопанкреатобилиарных хирургов стран СНГ. — 2017. — С. 42.

161. Шапкин, B.C. Закрытые и открытые повреждения печени / B.C. Шапкин, И.Н. Гриненко. — М.: Медицина, 1977. — 182 с.

162. Шапошников, Ю.Г. Повреждения живота / Ю.Г. Шапошников, Е.А. Решетников, Т.А. Михопулос. — М.: Медицина, 1986. — 253 с.

163. Шахназаров, С.Р. Повреждения печени: обзор / С.Р. Шахназаров // Вестник хирургии имени И.И. Грекова. 1996. — Т.155., № 6. — С. 96-99.

164. Шестовских, Л.Г. Двухфазные повреждения печени / Л.Г. Шестовских // Вестник-хирургии. 1969. — № 6. — С. 116-117.

Becker, G. Mentha, F. Terrier // European Radiology. 1998. — 8(4). — P. 553562.

186. Dettmeyer, R. B. Rechtsmedizin (Springer-Lehrbuch) / R. B. Dettmeyer, M. Verhoff // Springer, Berlin. 2011. — 295 s.

187. Di Majo, D. Forensic Pathology. Second Edition / D. Di Majo, V. J. Di Majo // CRC. Boca Raton. London — New York — Washington, 2001. — 592 p.

195. Krige, J.E. Liver trauma in 446 patients / J.E. Krige, P.C. Bornman, J. Terblanche // South African Journal of Surgery.1997. — 35. — Р. 10-15.

201. Mutschler W. Trauma surgery in third world countries / W. Mutschler // Der Unfallchirurg. — 2017. — T. 120. № 10. — C. 813-814.

204. Pachter, H.L. Complex hepatic injuries / H.L. Pachter, D.V. Feliciano // Surgical Clinics of North America. 1996. — 76. — P. 763 — 782.

207. Procop, O. Forensische Medizin / O. Procop. — Berlin, 1966. — 466 s.

209. Скалетта Т. Неотложная травматология / Т. Скалетта, Д. Шайдер; пер. с англ. под ред. С. П. Миронова // М. МИА, 2006 — 744 с.

216. Teare, D. Blows with the shood foot / D. Teare // Medicine, Science and the Law. 1961. — Vol. 1.- P.429.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *