Вред причиненный гражданином признанным недееспособным

Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным

Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека.

По общему правилу, установленному ст. 1064 Гражданского кодексом Российской Федерации (далее – ГК РФ), вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ст. 1064 ГК РФ).

Вместе с тем, в силу ст. 1076 ГК РФ вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Обязанность опекунов по возмещению вреда не прекращается в случае последующего признания гражданина дееспособным.

Если опекун умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и виновного лица, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Прокуратура Фрунзенского района

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Вестн. Ом. ун-та. 2011. № 3. С. 354-356.

УДК 347

Е.Л. Невзгодина

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВНЕДОГОВОРНЫЙ ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ НЕДЕЕСПОСОБНЫМИ И ГРАЖДАНАМИ, НАХОДЯЩИМИСЯ В СОСТОЯНИИ АДЕЕСПОСОБНОСТИ

Рассматриваются вопросы, связанные с субъектом и основаниями гражданско-правовой ответственности за причиненный внедоговорный вред лицами, признанными в установленном порядке недееспособными, а также гражданами, находящимися в момент причинения вреда в состоянии адееспособности.

Ключевые слова: недееспособные, ответственность, вина, причинение вреда, имущественный вред, моральный вред, опекун, субъект ответственности, адееспособ-ность.

Граждане, в силу психического расстройства признанные судом в установленном законом порядке недееспособными (ст. 29 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ)), не могут самостоятельно совершать никаких гражданско-правовых сделок и отвечать за причиненный ими и договорный, и внедоговорный вред, т. е. являются неделиктоспособными (ст. 1076 ГК РФ). И имущественный, и моральный вред, причиненный такими гражданами, возмещается (компенсируется) назначенными им опекунами или организациями, обязанными осуществлять за ними постоянный надзор (стационары), если они не докажут, что вред возник не по их вине, т. е. вина презюмируется. При этом под виной как опекунов, так и указанных организаций, обязанных осуществлять надзор за недееспособным, в данном случае понимается недолжное осуществление обязанностей по надзору за подопечным.

Если они докажут, что ими принимались все разумные меры предосторожности либо непринятие соответствующих мер в момент причинения вреда обусловлено уважительными причинами (например, внезапная тяжелая болезнь опекуна, не позволившая ему срочно определить подопечного под надзор соответствующего учреждения), они должны быть освобождены от ответственности, и тогда потерпевший вообще не получит возмещения причиненного ему вреда за отсутствием субъекта ответственности.

Поскольку ответственность опекуна или соответствующей организации наступает за их собственные виновные действия, возложенная на них обязанность по возмещению вреда не прекращается и в случае последующего выздоровления подопечного причинителя вреда и в связи с этим признания его судом полностью дееспособным.

В то же время здесь действует то же правило, что и при причинении вреда малолетними детьми, т. е. возможность (в судебном порядке) возложения обязанности по возмещению вреда (причиненного жизни и здоровью потерпевшего, но не имуществу!), полностью или частично на самого причинителя при условии, что гражданин — опе-

© Е.Л. Невзгодина, 2011

Ответственность за внедоговорный вред, причиненный недееспособными..

кун умер или не имеет достаточных средств для возмещения вреда, а сам причинитель вреда обладает такими средствами (пенсия, пособие, наследство и др.).

Более того, при наличии таких условий (смерть или неплатежеспособность опекуна) закон допускает переложение обязанности по возмещению вреда — полностью или частично — не только на такого причинителя вреда, который признан впоследствии (вследствие улучшения состояния психического здоровья) дееспособным, но и на того, кто по-прежнему остался недееспособным, однако имеет имущество, достаточное для возмещения вреда, причиненного именно жизни или здоровью, но не имуществу (п. 3 ст. 1076 ГК РФ). Очевидно, что это правило не действует по отношению к организации, обязанной осуществлять надзор за недееспособным.

Как справедливо отмечает Т.В. Ше-пель, «предусмотренное законом возложение на имущество недееспособного последствий причиненного им вреда не может квалифицироваться как ответственность или обязанность. Оно является формой локализации случайных убытков на стороне причинителя» . Очевидно и то, что данный случай не может считаться гражданско-правовой ответственностью недееспособных причинителей вреда (как и малолетних), а является мерой социальной защиты потерпевших и может применяться судами лишь в исключительных случаях с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других заслуживающих внимания обстоятельств.

При причинении вреда гражданином, не способным понимать значения своих действий (ст. 1078 ГК РФ), имеются в виду полностью дееспособные граждане, а также граждане в возрасте от 14 до 18 лет, которые не были признаны по суду недееспособными, но фактически — в силу психического заболевания, слабоумия, болезненного состояния, состояния аффекта, опьянения и т. п. — в момент причинения вреда находились в состоянии, когда не могли понимать значения своих действий или руководить ими.

В уголовном праве подобное состояние, которое обычно исключает уголовную ответственность, именуется невменяемостью, в гражданском праве — адее-способностью и, как общее правило, тоже является основанием для освобождения причинителя вреда от ответственности.

В то же время из этого правила есть три разумных исключения.

Во-первых, причинитель вреда не освобождается от ответственности, если он сам привел себя в состояние, в котором не мог понимать значение своих действий или руководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным способом (п. 2 ст. 1078 ГК РФ). В данном случае можно говорить об ответственности причинителя вреда, так как его вина (психическое отношение к содеянному и его последствиям) усматривается в доведении себя до невменяемого состояния (так называемая предшествующая вина).

Во-вторых, суд по требованию и в интересах потерпевшего суд может возложить обязанность по возмещению вреда полностью или частично (но только вреда, причиненного жизни и здоровью, но не имуществу потерпевшего!) на причинителя вреда — с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других заслуживающих внимания обстоятельств.

В-третьих, п. 3 ст. 1074 ГК РФ предусматривает ещё одно, новое для отечественного законодательства и весьма специфическое исключение из общего правила о ненаступлении ответственности за вред, причиненный в состоянии адееспособности: обязанность по возмещению

вреда (любого — жизни, здоровью, имуществу, морального вреда) может быть возложена не на самого причинителя, а на его супруга и ближайших родственников — родителей и совершеннолетних детей -при условии, что они проживали с причинителем вреда совместно, знали о психическом расстройстве причинителя вреда, но не ставили своевременно вопрос о признании его недееспособным. Необходимо также, чтобы эти лица были трудоспособны.

В данном случае законодатель усматривает собственную вину таких лиц. Это правило представляется достаточно спорным с позиций справедливости.

В юридической литературе высказано мнение о том, что возложение обязанности по возмещению вреда, причиненного психически больным гражданином, на проживающих с ним совместно супруга или его близких родственников не поддается никакому объяснению ни с позиции теории права, ни даже с точки зрения здравого смысла и что в данной норме права проявляется такая степень право-

Е.Л. Невзгодина

вого нигилизма и пренебрежения к исторически сложившимся правовым принципам, какой не было даже в период диктатуры пролетариата. Соответственно, предлагается исключить это правило из ст. 1078 ГК РФ либо недвусмысленно провозгласить на уровне закона, что вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего, должен быть обязательно возмещен любой ценой .

Представляется более предпочтительной позиция Т.В. Шепель в этом вопросе, которая справедливо отмечает, что возложение обязанности возместить вред на супруга и близких родственников психически больного человека выступает не мерой ответственности, а мерой защиты прав потерпевшего , и эта правило «является отражением современных реалий, в которых возложение обязанности по возмещению вреда на государственные психиатрические учреждения не будет иметь практического эффекта в условиях явного дефицита их бюджетного финансирования. Поэтому государство вынуждено полагаться, прежде всего, на внутренние ресурсы семьи психически больного, в том числе и при защите прав потерпевших от таких действий».

Что же касается лиц, ограниченных в дееспособности по суду вследствие их злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами по ст. 29 ГК РФ, то они всегда только сами отвечают за причиненный вред, ведь в деликтоспособности их суд не ограничивает (ст. 1077 ГК РФ). Следует отметить, что необходимости во введении этой статьи в ГК РФ не было, поскольку пределы ограничения дееспособности указаны в общем виде в ст. 30 ГК РФ, которая указывает на то, что ограниченный в дееспособности гражданин «самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный вред».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ЛИТЕРАТУРА

Шепель Т. В. Природа гражданско-правовых последствий причинения вреда лицом с психическим расстройством // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Часть 45. Томск : Изд. ТГУ, 2010. С. 26.

См.: Рабец А. М. Возмещение вреда, причиненного неделиктоспособными лицами // Юридические гарантии прав субъектов предпринимательской деятельности. Кемерово, 1996. С. 116.

См.: Шепель Т. В. Особенности обязательств с участием психически больных. Томск : Изд-во ТГК, 2005. С. 31.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *