Закон о видеонаблюдении

Самыми распространенными на сегодняшний день способами слежения за сотрудниками являются видеонаблюдение, просмотр электронной почты, отслеживание посещаемых страниц в интернете, фиксация времени прибытия и ухода с работы, прослушивание телефонных разговоров, а также разговоров в помещениях офиса.

Некоторые способы не вызывают дополнительных вопросов, ведь уже стали привычными и само собой разумеющимися. Например, фиксация времени. Сегодня электронными пропусками, которые фиксируют время пребывания сотрудников на рабочем месте, оборудованы большинство современных офисов.

Работодатель также может просматривать файлы, с которыми вы работаете, читать вашу переписку в ICQ и фиксировать вообще все, что происходит на мониторе сотрудника. Такие действия большинство работодателей оправдывают тем, что все это делается с целью предотвращения «слива» или утечек информации. Но где гарантия, что работодатель таким хитрым образом не отслеживает тех сотрудников, которые ищут новую работу? Или следит, чтобы сотрудники не бездельничали, не сидели на развлекательных сайтах, в онлайн-магазинах или в соцсетях?

Видеокамеры чаще всего устанавливаются в приемных и вестибюлях — местах, где чаще всего бывают люди извне. Делается это для того, чтобы предотвратить хулиганство и воровство. Однако если руководство компании хочет проследить, чем занимаются его кадры в рабочее время, камеры наблюдения могут быть установлены в кабинетах, коридорах или на кухне офиса, где так часто сотрудники делятся впечатлениями, обсуждают работу и сплетничают.

Конечно же, работодатель имеет право требовать от сотрудников исполнения ими должностных обязанностей, бережного отношения к имуществу компании, соблюдения трудовой дисциплины и правил внутреннего распорядка. Однако все ли методы контроля хороши и законны? И можно ли привлечь к ответственности работодателя, который тайно следит за сотрудниками в рабочее время?

Анна Воеводина, руководитель юридического департамента Международного кадрового портала HeadHunter Украина

«Статья 307 Гражданского кодекса гарантирует защиту интересов физического лица при проведении фото-, кино-, теле- и видеосъемки. Физическое лицо может быть снято на фото, кино-, теле- видеопленку лишь с его согласия. Соответственно, съемку можно осуществлять, если такое согласие получено путем подписания соглашения, ознакомления с приказом работодателя. Также необходимо, чтобы в помещении, где осуществляется такая съемка, было установлено предупреждение об этом — текстовое или графическое. Это также должно быть прописано и в приказе работодателя.

В иерархии нормативно-правовых актов на последнем месте находятся локальные акты компаний. Они являются источниками права, однако должны учитывать требования вышестоящих актов. В нашем случае — это Гражданский кодекс Украины и КЗоТ.

КЗоТ требует подчиняться правилам внутреннего трудового распорядка и использования ресурсов работодателя в рабочих целях. Работодатель имеет право осуществлять контроль за использованием таких ресурсов. Соответственно — устанавливать контроль над всем, что вы делаете с использованием интернета, компьютера, телефона и прочего, предоставленного за счет компании. Однако контролировать это необходимо в рамках письменной договоренности между работодателем и работником.

Гражданский кодекс также гарантирует следующее:

  • ст. 301 — право на личную жизнь;
  • ст. 303 — право на личные документы;
  • ст. 306 — право на тайну корреспонденции.

Никто не имеет права вмешиваться в личную жизнь. Никто в нее и не будет вмешиваться, если не использовать ресурсы компании в рабочее время в личных интересах. Большинство западных компаний изначально берут письменное согласие сотрудников на мониторинг и контроль использования ими всех ресурсов компании, включая право снимать информацию с каналов связи (почта, скайп, и т.д.) с целью контроля использования рабочего времени. Все время, потраченное на решение не рабочих вопросов в рабочее время, просто не оплачивается.

Таким образом, видеосъемка и мониторинг переписки и запись разговоров законны, если между работодателем и работником это согласовано. Без согласия работника — это незаконно».

Эксперты рекомендуют внимательно читать все документы, которые подписываете при трудоустройстве. Если вы подпишите соглашение о наблюдении или соответствующий пункт будет в вашем трудовом договоре, после возмущаться будет бессмысленно. Ведь если подписали — значит знали, на что шли.

Е. М. Тараненко
автор статьи, консультант Аскон по юридическим вопросам

Видеонаблюдение зачастую просто необходимо. Если речь идет об общественном месте — это поможет предотвратить или раскрыть преступление, если об офисе — не допустит злоупотреблений персонала и может способствовать продуктивной и старательной работе. Но как быть, когда речь идет о детском учреждении, где в правоотношения еще присоединяются несовершеннолетние? Здесь сомнений больше: а если, сам того не зная, нарушаешь закон? Расскажем, как в этом случае организовать видеонаблюдение, соблюдая и права работников организации, и права несовершеннолетних. Статья будет полезна и образовательным организациям, и компаниям, которые планируют установить видеонаблюдение

Почему это законно?

Законодательство напрямую не запрещает монтаж и эксплуатацию систем видеонаблюдения в общественных местах. Оно регулирует использование отснятого материала. Так, не является нарушением сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах (ст. 152.2, Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая).

Напротив, в ряде случаев закон прямо предписывает установку средств видеонаблюдения. В том числе на спортивных объектах, в гостиницах, на вокзалах и в аэропортах, в музеях и других местах массового сбора людей, что связано в первую очередь с обеспечением антитеррористической защищенности зданий и сооружений.

Почему это законно в детском саду/школе?

Из анализа Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 06.03.2019) «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Закон об образовании), Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ (ред. от 18.04.2018, с изм. от 29.03.2019) «О противодействии терроризму» следует, что исполнение требований нормативно-правовых актов по обеспечению комплексной безопасности и антитеррористической защищенности является обязанностью образовательных учреждений.

Согласно п. 6.48 «СП 118.13330.2012*. Свод правил. Общественные здания и сооружения. Актуализированная редакция СНиП 31-06-2009» (утв. Приказом Минрегиона России от 29.12.2011 N 635/10) (ред. от 03.12.2016) для комплексной безопасности и антитеррористической защищенности организаций образования и их учащихся следует предусматривать на первом этаже помещения для охраны с установкой в них систем видеонаблюдения, пожарной и охранной сигнализации и канала передачи тревожных сообщений в территориальные органы федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации (вневедомственной охраны) или в ситуационные центры «Службы 112».

Из приложения «В» к вышеприведенному Своду правил следует, что требования об установке систем видеонаблюдения распространяются на дошкольные образовательные организации и общеобразовательные организации (школы, гимназии, лицеи, колледжи, школы-интернаты).

В силу п. 2 ч. 13 ст. 30 Федерального закона от 30.12.2009 N 384-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» в предусмотренных законодательством случаях в зданиях и сооружениях должны быть устроены системы телевизионного наблюдения, системы сигнализации и другие системы, направленные на обеспечение защиты от угроз террористического характера и несанкционированного вторжения.

В соответствии с пунктами 2 и 15 ч. 3 ст. 28 Закона об образовании к компетенции образовательной организации относится в том числе материально-техническое обеспечение образовательной деятельности, оборудование помещений в соответствии с государственными и местными нормами и требованиями, в том числе в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, федеральными государственными требованиями, образовательными стандартами, создание необходимых условий для охраны и укрепления здоровья.

Пунктом 2 части 6 указанной статьи 28 Закона об образовании предусмотрена обязанность образовательной организации осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе создавать безопасные условия обучения, воспитания обучающихся, присмотра и ухода за обучающимися, их содержания в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации.

Согласно пункту 8 части 1 статьи 41 Закона об образовании, охрана здоровья обучающихся включает в себя, в том числе обеспечение безопасности обучающихся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность.

Пунктом 2 части 6 указанной статьи 28 Закона об образовании предусмотрена обязанность образовательной организации осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе создавать безопасные условия обучения, воспитания обучающихся, присмотра и ухода за обучающимися, их содержания в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации.

Согласно пункту 8 части 1 статьи 41 Закона об образовании, охрана здоровья обучающихся включает в себя, в том числе обеспечение безопасности обучающихся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность.

Согласно разъяснениям Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видео- изображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки» открытое видеонаблюдение может устанавливаться как в публичных местах, так и на охраняемой территории, закрытой для всеобщего посещения при условии надлежащего оформления такового в целях обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности, контроля за осуществлением трудовых обязанностей и т.д. Согласно современного законодательства оснащение образовательной организации системой видеонаблюдения является обязанностью, а не правом. При этом места установки видеокамер законом не урегулированы, определяются организацией самостоятельно.

Для легализации видеонаблюдения необходимо разработать положение о видеонаблюдении, утвержденное приказом директора, также включить видеонаблюдение в иные локальные акты (правила внутреннего трудового распорядка, правила поведения учащихся, устав образовательной организации и т.д.) (ч. 4 ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «О персональных данных»). В положении о видеонаблюдении нужно предусмотреть:

  • цели видеонаблюдения;
  • порядок и срок хранения видеозаписей;
  • места расположения камер;
  • перечень лиц, имеющих доступ к видеозаписям; порядок просмотра видеозаписей.

При этом нужно предусмотреть также защиту созданных записей, в том числе от взлома. Необходимо разместить в открытом доступе информацию о ведении видеонаблюдения (таблички, указатели и т.д.).

При введении видеонаблюдения в образовательной организации нужно учитывать два основных момента: соблюдение прав работников (учителей и иного персонала) и соблюдение прав учащихся (несовершеннолетних).

Соблюдение прав работников

Согласно закона видеонаблюдение на рабочем месте допустимо. В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда. Рабочее место работника прямо или косвенно находится под контролем работодателя (ч. 6 ст. 209 ТК РФ). Видеонаблюдение как средство соблюдения такого контроля и безопасности возможно, но только при условии, что не противоречит базовым, закрепленным Конституцией правам граждан (в частности, на неприкосновенность частной жизни) и законодательству о персональных данных (ПД).

Для соблюдения прав работников необходимо после утверждения локальных актов о видеонаблюдении (положение о видеонаблюдении, положение о персональных данных, правила внутреннего трудового распорядка и т.д.) информировать работников об изменениях и ознакомить с соответствующими локальными актами под роспись, внести в трудовые договоры условия о видеонаблюдении на рабочем месте. Рекомендуется получить согласие на обработку биометрических персональных данных.

Из анализа судебной практики можно сделать вывод, что согласие на видеосъемку может быть выражено и иным образом, например, роспись на листе ознакомления с локальными актами, подписание трудовых договоров, в которых указано, что в организации ведется видеонаблюдение и т.д. Отсутствие согласия работника на видеонаблюдение при надлежащем оформлении локальных актов работодателя не является нарушением, поскольку, по мнению Роскомнадзора, Роструда и судов, осуществление видеозаписи на рабочем месте не является раскрытием персональных данных.

Соблюдение прав несовершеннолетних

Для соблюдения прав несовершеннолетних учащихся также необходимо оформить введение системы видеонаблюдения надлежащим образом. Если таковое осуществляется с целью обеспечения безопасности, то установка камер не требует согласия родителей и самих учащихся. Однако они должны быть проинформированы о видеонаблюдении, камеры нужно установить открыто, также необходимо обеспечить доступ к локальным актам, которыми оформлено введение видеонаблюдения. Это касается видеонаблюдения в холлах, коридорах, гардеробах школы (в раздевалках, в которых снимают верхнюю одежду), актовых залах, классах. Установка видеокамер в медицинских кабинетах также не противоречит законодательству, если соблюдается приватность (наличие ширм для раздевания и осмотров). Установка видеокамер в туалетах и раздевалках (при спортзалах и бассейнах школ) спорна, поскольку в данном случае вопросы безопасности перекрываются морально-этическим вопросами.

Обработка и хранение биометрических персональных данных

Обработка биометрических персональных данных может осуществляться без согласия субъекта персональных данных в связи с реализацией международных договоров Российской Федерации о реадмиссии, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов, в связи с проведением обязательной государственной дактилоскопической регистрации, а также в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о противодействии коррупции, об оперативно-розыскной деятельности, о государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию, о гражданстве Российской Федерации (п. 2 ст. 11).

В соответствии с пунктом 8 статьи 86 «Трудового кодекса Российской Федерации» от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 01.04.2019), работники и их представители должны быть ознакомлены под роспись с документами работодателя, устанавливающими порядок обработки персональных данных работников, а также об их правах и обязанностях в этой области.

В целях установления дополнительных гарантий соблюдения прав как потребителей (пациентов, клиентов), а также самих работников и сотрудников должны быть приняты внутренние документы, в которых предусмотрен порядок и сроки хранения видеозаписей, указаны ответственные лица, имеющие доступ к системе видеонаблюдения. Также необходимо предусмотреть возможность информирования о системе видеонаблюдения с помощью размещения информационных табличек в зонах видимости камер.

Согласно пункту 57 Приказа Минпросвещения России N 190, Рособрнадзора N 1512 от 07.11.2018 «Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образования» (Зарегистрировано в Минюсте России 10.12.2018 N 52952), аудитории и помещение для руководителя ППЭ оборудуются средствами видеонаблюдения, позволяющими осуществлять видеозапись и трансляцию проведения экзаменов в сети «Интернет» с соблюдением требований законодательства Российской Федерации в области защиты персональных данных. Аудитории и помещение для руководителя ППЭ оборудуются средствами видеонаблюдения без трансляции проведения экзаменов в сети «Интернет» по согласованию с Рособрнадзором. Иные помещения ППЭ оборудуются средствами видеонаблюдения по решению ОИВ, учредителей, МИД России и загранучреждений.

Пунктом 58 указанного Приказа Минпросвещения России N 190, Рособрнадзора N 1512 от 07.11.2018 установлено, что срок хранения видеозаписи экзамена — до 1 марта года, следующего за годом проведения экзамена. До наступления указанной даты материалы видеозаписи экзамена могут быть использованы Рособрнадзором, ОИВ и органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющим переданные полномочия Российской Федерации в сфере образования, с целью выявления фактов нарушения настоящего Порядка.

Пунктом 1 статьи 152.1 «Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 03.08.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2019) установлено, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что согласие на обнародование изображения гражданина (в том числе и видеозаписи с таким изображением) необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечение прибыли. Не требуется согласия на обнародование и использование изображения гражданина, если оно необходимо в целях защиты правопорядка и государственной безопасности (например, в связи с розыском граждан, в том числе пропавших без вести либо являющихся участниками или очевидцами правонарушения).

Таким образом, при надлежащем нормативном оформлении системы видеонаблюдения в образовательной организации размещение видеокамер в классах, медицинских кабинетах и раздевалках (верхней одежды) правомерно и не требует согласия родителей и персонала образовательной организации. Размещение видеокамер в раздевалках при спортивных залах и бассейнах и туалетах спорно.

Вместе с тем, посетители указанных публичных мест должны быть проинформированы администрацией образовательной организации о возможной фото-, видеосъемке соответствующими текстовыми и/или графическими предупредительными табличками. При соблюдении указанных условий согласие субъектов на проведение указанных мероприятии не требуется.

Видеонаблюдение может осуществляться только для конкретных и заранее определенных целей. Эти цели должны быть обусловлены соответствующими нормативными правовыми актами, устанавливающими правовые основания видеонаблюдения (видеосъемки).

Придя с работы домой, я обнаружила, что мои соседи на нашей лестничной площадке установили камеру видеонаблюдения. И теперь, все, что происходит на площадке они смотрят у себя в квартире. Мне это не нравится. так как я считаю, что они вмешиваются в мою личную жизнь. Меня они не предупреждали и со мной не согласовывали. Это законно? Если нет, то куда я могу обратиться или пожаловаться?

ОТВЕТ:

Для начала немного выжимки из законодательных актов. Согласно п. 1 ст. 290 ГК РФ собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры. Подъезд безусловно относится к общему имуществу собственников многоквартирного дома.

П. 1 ст. 247 ГК РФ гласит, что владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при не достижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом. Исходя из содержания и смысла ст. 44 ЖКа РФ вопрос пользования общим имуществом многоквартирного дома и, само собой, вопрос установления видеокамер в доме для обеспечения безопасности жильцов и охраны помещений здания, относится к компетенции общего собрания собственников помещений.

Если большинством голосов собственников в порядке, установленном статьями 45-48 Жилищного кодекса РФ, будет принято решение о размещении видеокамер для данных целей, согласно ч. 5 ст. 46 ЖК РФ оно будет обязательным для всех собственников помещений в многоквартирном доме, в том числе для тех собственников, которые не участвовали в голосовании.

Естественно что, решение общего собрания об установке видеокамер, в соответствии со ст. 11 Гражданского кодекса РФ может быть обжаловано жильцами дома в судебном порядке. Это что касается коллективного решения об установке камеры в целях безопасности вообще.

В Вашем случае для начала необходимо убедиться, что установка камер не была согласована и если установка камер это личное решение соседей, и вы против негласного наблюдения за вами в частности и этот факт Вас сильно раздражает, то начните с формального заявления в полицию.

Вообще, устанавливать камеру на площадке и в подъезде можно, но не во всех случаях это законно. Так же я посоветовал бы подумать, стоит ли вам выносить свою личную жизнь за пределы квартиры, а так же о том, действительно ли ваши соседи следят именно за вами, а не стараются обеспечить безопасность в вашем подъезде. Возможно, что у ваших соседей есть причины ан установку видеонаблюдения.

Установка камер видеонаблюдения в магазинах, на парковках, улицах и в различных помещениях давно стала неотъемлемой частью нашей жизни. В названных местах камеры устанавливаются для обеспечения мер безопасности, но работодатели в большинстве своём с помощью видеонаблюдения хотят получить ответ на непростые вопросы — не отлынивают ли сотрудники от работы, не грубят ли клиентам, не воруют ли? Кроме этого, по мнению работодателей, видеонаблюдение позволит контролировать отношение к имуществу, наличие на территории посторонних, безопасность сотрудников и прочее.

Практика показывает, что сам факт наличия камер уже может остановить работника от грубости при общении с клиентами или воровства. И, конечно, сотрудники учреждений на установку видеонаблюдения реагируют по-разному: кто-то не против, а кто-то нервничает. В любом случае видеонаблюдение за работниками без их предварительного оповещения, а в некоторых случаях и без их согласия незаконно.

Первым делом стоит назвать нормативные акты, которыми должен руководствоваться работодатель при установлении системы видеонаблюдения: Конституция РФ, Трудовой кодекс РФ, Федеральный закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», Разъяснения Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видеоизображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки».

Анализ данных нормативных актов даёт основание утверждать, что просто так взять и установить видеокамеры для наблюдения за работниками нельзя. Для того чтобы с помощью видеосъёмки не нарушали права работников, нужно:

1) разработать и принять локальный нормативный акт, регламентирующий видеонаблюдение, определив в нём цели установки видеокамер, срок хранения данных, круг лиц, имеющих доступ к видеозаписям и т.д. О необходимости такого локального акта говорится в вышеназванных Разъяснениях: «В целях установления дополнительных гарантий соблюдения прав потребителей (пациентов, клиентов), а также самих работников и сотрудников должны быть приняты внутренние документы, которыми должны быть предусмотрены порядок и сроки хранения видеозаписей, а также ответственные лица, имеющие доступ к системе видеонаблюдения».

2) уведомить работников о предстоящей установке системы видеонаблюдения. Разъяснениями предусмотрено, что при ведении видеонаблюдения в рабочих помещениях с целью фиксации возможных действий противоправного характера согласно ст. 74 ТК РФ работники должны быть уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись. Конечно, если буквально трактовать факт установки видеокамер для наблюдения за сотрудниками, изменения условий трудового договора нет, изменяются лишь условия работы. Однако Роскомнадзор считает установку системы видеонаблюдения именно изменением условий трудового договора.

3) получить согласие работников. Согласно ст. 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, видеозаписи с его участием и пр.) допускаются только с согласия этого гражданина. Согласно ст. 6 Закона № 152-ФЗ «О персональных данных» обработка персональных данных должна осуществляться с согласия их субъекта. Кроме этого, результаты видеосъёмки могут быть отнесены к биометрическим персональным данным, которые могут обрабатываться только при наличии согласия (в письменной форме) работника. Согласно ст. 11 Закона № 152-ФЗ сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных, являются биометрическими персональными данными. То есть сама видеозапись к биометрическим данным не относится, но если работник не давал согласия на такую съёмку, использовать её в качестве доказательства каких-то нарушений с его стороны нельзя.

4) разместить информационные таблички. Так, Разъяснениями определено, что работодателю необходимо предусмотреть возможность информирования работников о системе видеонаблюдения путём размещения информационных табличек в зонах видимости камер. Надписи на таких табличках могут быть следующими: «Внимание! Видеонаблюдение» или «Ведётся видеонаблюдение».

Роскомнадзор рекомендует об установке систем видеонаблюдения сообщить работникам в порядке ст. 74 ТК РФ, не согласных работать под наблюдением работодатель может уволить. Но перед этим работодатель обязан в письменной форме предложить несогласному сотруднику другую имеющуюся работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую тот может выполнять с учётом его состояния здоровья. Причём работодатель обязан предлагать все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

При отсутствии указанной работы или отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ -отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определённых сторонами условий трудового договора.

Анастасия ЛУНЁВА, юрисконсульт правовой группы ОМВД России по Сургутскому району.

07 Апрель 2020

Решение об установке камер видеонаблюдения в подъездах или дворе многоквартирного дома принимается на общем собрании собственников помещений.

Именно на собрании жители принимают решение об установке камер, согласовывают их расположение, определяют порядок и размер финансирования работ. Там же они решают, включать ли камеры в состав общего общедомового имущества, в каком размере оплачивать содержание видеокамер или услугу видеонаблюдения. Принятые решения оформляются протоколом по форме, предусмотренной Приказом Минстроя РФ №44/пр.

Мы изучили свежую судебную практику, чтобы понять, какие вопросы и проблемы могут возникнуть при принятии решения об установке камер, и как они решаются.

Видеонаблюдение – это дополнительная услуга или составная часть содержания общедомового имущества?

В деле № А76-39832/2019 из Челябинска признано незаконным предписание жилищной инспекции. Она требовала от компании сторнировать за 3 года плату за видеонаблюдение.

При выдаче предписания инспекция считала, что плата за эту услугу является составной частью платы за содержание общего имущества в МКД, обеспечивающего безопасность и сохранность имущества. Однако суды придерживались другого подхода: услуги по охране имущества не относятся к коммунальным услугам, а также к расходам по содержанию и ремонту жилого помещения, а являются дополнительными. Принимать решение об их оказании вправе общее собрание собственников.

Плата с метров или с квартиры?

Этот вопрос сильно связан с предыдущим.

Если исходить из того, что видеонаблюдение может быть в составе содержания жилья, то оплату необходимо собирать с квадратных метров. Если же услуга дополнительная, с чем в последнее время суды все чаще соглашаются, то размер можно определять в любом порядке, в том числе с квартиры (помещения).

Последним из споров, дошедших до Верховного Суда РФ, является дело № А76-56/2019 из Челябинска.

Инспекции считала незаконным начисление платы с квартиры и требовала рассчитывать ее пропорционально доле собственника в праве общей собственности на общедомовое имущество.

Мнение контролирующего органа суды признали необоснованным: «выбранный и утвержденный общим собранием собственников способ определения платы за содержание системы видеонаблюдения в местах общего пользования (посредством установления фиксированного платежа, размер которого не зависит от доли собственника в праве общей собственности на общее имущество многоквартирного дома, либо путем исчисления платежа пропорционально такой доле) не противоречит действующему законодательству».

Определением Верховного Суда РФ от 18 декабря 2019 г. № 309-ЭС19-23456 кассационная жалоба инспекции оставлена без рассмотрения.

Раньше встречалась и противоположная позиция. Например, в апелляционном определении Мосгорсуда от 20.03.2019 по делу N 33-12417/2019: «охрана общего имущества собственников и прилегающей территории осуществляется в интересах всех собственников, поэтому расходы по охране территории могут быть отнесены к расходам на содержание общего имущества». Включение в платежный документ платы с метров признали законным.

Управляющая организация в одностороннем порядке определяет размер платы

Жительница из Челябинска пожаловалась в жилищную инспекцию на выставление ей в квитанции платы за видеонаблюдение. Инспекция провела проверку, выяснила, что решения общего собрания по цене услуги не принималось, и выдала компании предписание снять необоснованные начисления.

Компания обжаловала предписание в суд, но тот признал его законным (дело № А76-25248/2019):

— в договоре управления не было информации о предоставлении услуги «видеонаблюдение» и ее стоимости,

— на общем собрании собственники приняли решение по установке системы видеонаблюдения, однако вопрос о размере платы за обслуживание системы видеонаблюдения на собрании не решили. Само по себе принятие решения об утверждении суммы ежемесячного начисления платы в размере, обеспечивающем содержание системы видеонаблюдения, и о том, что он может изменяться управляющей компанией не более 1 раза в год, о чем компания уведомляет собственников в счет-квитанциях, «не свидетельствует об утверждении размера платы за соответствующую услугу, поскольку не устанавливает ее фиксированного денежного выражения, а фактически определяет порядок определения, изменения её размера и уведомления собственников»,

— спорная плата определена внутренним приказом управляющей компании (90 руб. с квартиры ежемесячно).

Первая инстанция сначала посчитала претензии контролирующего органа необоснованными, но апелляционный суд встал на сторону жителя и жилищной инспекции.

Похожая история произошла в Краснодаре. Там также признали незаконными действия управляющей организации по самостоятельному определению размера платы за видеонаблюдение (дело № А32-37202/2019).

Жители приняли на собрании решение об оборудовании дома видеонаблюдением, а размер платы за оборудование системой видеонаблюдения и последующее ее содержание управляющая компания рассчитывала компания самостоятельно, исходя из условий договоров с подрядчиками.

Противоположное решение было принято в Кемеровской области (дело № А27-11374/2019).

Здесь посчитали незаконным предписание жилищной инспекции, которая требовала вернуть жителям деньги. На собрании было принято решение «оплату обслуживания систем возложить на собственников (жителей) многоквартирного дома в соотношении 1 (стоимость обслуживания) / 298 квартир с момента начала такого обслуживания». Конкретного размера платы на собрании не утверждалось.

Признавая действия компании правомерными, а требования инспекции незаконными, суд написал:

«Поскольку необходимость оказания услуги видеонаблюдения одобрена решением общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, фактически собственникам оказывается, то оснований для перерасчета (возврата) начисленных денежных средств не имеется…

… услуги по видеонаблюдению не являются услугами по содержанию и обслуживанию общего имущества жилого дома, а являются иными гражданско-правовыми услугами, оказываемыми обществом собственникам МКД, что допускается законодательством (при том, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что оборудование для видеонаблюдения входят в состав общего имущества…

… судом особо отмечается, что порядок определения и размер оплаты за эти дополнительные услуги (по видеонаблюдению) не регулируется жилищным законодательством. Указание инспекции на нарушение порядка установления размера оплаты данных услуг, являющихся гражданско-правовыми, не может быть признано судом правомерным, поскольку выходит за пределы полномочий инспекции».

Можно ли начислять плату за видеонаблюдение отдельной строкой?

Орган жилищного надзора в Екатеринбурге посчитал, что управляющая компания неправомерно производит начисление платы за «непредусмотренную договором управления многоквартирным домом дополнительную услугу «Видеонаблюдение и охрана» в размере 5 руб. 60 коп. за 1 кв. м. в нарушение структуры платы за жилое помещение отдельной строкой». Департамент потребовал прекратить начисления.

Арбитражный суд Свердловской области по жалобе компании признал это требование незаконным (дело №А60-32289/2019):

Договором управления предусматривалась возможность оказания дополнительных услуг. Решение о видеонаблюдении и его оплате принято на общем собрании собственников и исполняется управляющей организацией.

«Учитывая, что решение общего собрания недействительным в судебном порядке не признано, суд считает, что у департамента отсутствовали законные основания для предписания обществу прекратить начисление отдельной строкой платы за дополнительную услугу «Видеонаблюдение и охрана»… оно фактически противоречит изъявленной воле собственников жилых помещений, в связи с чем является незаконным и подлежит отмене».

Сколько голосов нужно для установки видеонаблюдения в доме?

Практика по эту вопросу расходится.

Арбитражный суд Пермского края по делу № А50-23836/19 признал незаконным предписание инспекции. Та считала, что решения об использовании общего имущества для размещения камер видеонаблюдения в подъездах, кабелей видеонаблюдения на фасаде дома и поста охраны в нежилом помещении требуют согласия 2/3 голосов всех собственников помещений. Управляющая компания, наоборот, утверждала, что достаточно простого большинства голосов участников собрания.

Мнение суда совпало с позицией управляющей компании: «решения об организации видеонаблюдения о круглосуточной охраны общего имущества не относятся к вопросам, перечисленным в п. 3 ч. 2 ст. 44 ЖК РФ, так как они не касаются использования имущества собственников третьими лицами в интересах последних. По таким вопросам решения могут быть приняты большинством голосов от общего числа голосов принимающих участие в данном собрании собственников».

Аналогичную позицию мы нашли также в следующих решениях:

— Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 26.02.2019 по делу N 33-2022/2019:

«Установка системы видеонаблюдения не свидетельствует о пользовании общим имуществом собственников иными лицами, сама система, устанавливаемая за счет собственников, увеличивает их общее имущество… Довод апелляционной жалобы о необходимости принятия решения об установке камер видеонаблюдения большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов собственников подлежит отклонению».

— Апелляционное определение Мосгорсуда от 20.12.2019 по делу N 33-56987/2019:

«Разрешая спор, приходя к выводу об отказе в иске, суд обоснованно исходил из того, что исчерпывающий перечень вопросов, принятие решения по которым требует не менее 2/3 голосов от общего числа голосов собственников помещений в МКД установлен ч. 2 ст. 44 ЖК РФ и не включает в себя вопрос о проведении мероприятий по техническому оснащению и модернизации систем видеонаблюдения и доступа на территорию МКД, проведение пуско-наладочных, ремонтно-восстановительных работ указанных систем, в связи с чем, суд не усмотрел оснований согласиться с доводами истца об отсутствии необходимого кворума для принятия указанного решения».

— Апелляционное определение Пензенского областного суда от 19.02.2019 N 33-668/2019.

Для иллюстрации противоположного подхода можно упомянуть апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.07.2019 N 33-15575/2019 по делу N 2-791/2019:

«Как правильно указал суд первой инстанции, поскольку обжалуемое решение в части разрешения ООО «Цифрал-Сервис СПб» на установку в многоквартирном доме системы видеорегистрации касалось пользования общим имуществом третьими лицами, оно должно было приниматься не менее, чем двумя третями голосов от общего числа голосов собственников».

Может ли решение об установке видеонаблюдения принять совет многоквартирного дома?

Орган жилищного надзора в Свердловской области проверил, на каком основании жителям одного из домов начисляется плата за видеонаблюдение. Оказалось, что решение об услуге принято советом дома. Управляющей компании выдано предписание «исключить взимание платы». Арбитражный суд по жалобе организации проверил его законность и признал обоснованным (дело №А60-20053/2019).

Компания ссылалась на решения общих собраний. Однако суд указал, что собрание собственников не принимало решение об установке видеонаблюдения, о перечне услуг и работ, условиях их оказания и выполнения, о размере и источнике финансирования. Вопрос о заключении договора на установку системы видеонаблюдения в лифтах и местах общего пользования, о стоимости работ, о размере платежа с одного жилого помещения рассмотрен на собрании совета многоквартирного дома. При этом общим собранием собственников совет дома был наделен полномочиями по решению «вопросов, связанных с необходимыми работами по МКД, по согласованию и утверждению видов работ, определению сроков работ, сметной стоимости и проектов их реализации». Перечень работ по ремонту и содержанию определен в договоре управления, там нет работ по установке систем видеонаблюдения. В ч. 5 ст. 161.1 Жилищного кодекса РФ (о полномочиях совета многоквартирного дома) также принятие спорного решения не указано.

Похожий случай был рассмотрен Арбитражным судом Краснодарского края (дело № А32-4600/2019).

Компания установила камеры и начисляла плату за услугу, исходя из решения собрания собственников и решения совета дома. На первом жители решили поручить управляющей компании заключить договоры на предоставление дополнительной услуги, расчет платы производить исходя из количества жилых помещений и выставлять собственникам отдельной строкой с учетом рентабельности управляющей организации, составляющей 10 % от стоимости услуг подрядной организации. Конкретный размер установлен не был.

Также в доме имелось Положение о совете многоквартирного дома, согласно которому совет «принимает решения об определении подрядной организации, оказывающей дополнительные работы или услуги посредством заключения договора с управляющей организацией, согласовывает сметы на работы (услуги), обязательные для всех собственников». Из этого пункта управляющая организация сделала вывод, что совет многоквартирного дома имеет право на установление обязательного для всех собственников размера платы за оказание дополнительных услуг.

Суд с таким умозаключением не согласился, так как формулировки ни решения общего собрания, ни Положения о совете дома не позволяли определить конкретный размер платы за услугу, которая по факту оказалась равной почти 20 руб. с кв.м помещения в месяц.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *