Замена судьи

Сейчас только ГПК РФ, в отличие от АПК РФ, УПК РФ и КАС РФ (из всех «чисто» процессуальных кодексов, т.е. мы не принимаем во внимание КоАП РФ), не регламентирует вопрос замены состава суда так, как бы это соответствовало основной идее ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, гарантировавшей своим содержательным смыслом ещё в 1993 году персональную неизменность судебного состава. И даже т.н. «процессуальная революция»2018-2019 гг., привнесшая в ГПК РФ новеллы процессуальных правил о рассмотрении гражданских дел в апелляционных и кассационных судах общей юрисдикции, обязательности наличия высшего юридического образования у представителя, сопровождающего дело в областном (равном ему) и выше суде, обязательном ведении аудиозаписи и прочие нововведения, не ликвидировала очевидный практический пробел «многострадального» кодекса — ГПК РФ по-прежнему не знает императивной нормы о том, что рассмотрение дела, начатое определенным составом суда, должно им же и быть окончено.

На наш взгляд, указанный пробел являет собой не просто пробел — с сугубо практической точки зрения это черствое и гнусное препятствие для активного участника дела, яро отстаивающего правоту своей правовой позиции в суде апелляционной инстанции (в частности).

Уже стало объективной истиной то, что в Московском городском суде дела, проходящие апелляционный этап, рассматриваются не только в списке «70-80 дел на один день одному составу суда в один зал», но и при проведении нескольких заседаний по делу разными составами суда, причем персоны этих составов зачастую меняются на 100%. Возникает вопрос: влияет ли это на качество рассмотрения дела, заслушивание и оценку позиций сопрящих по этому делу сторон, либо данное явление абсолютно не способно привести к постановлению неправильного апелляционного определения? На этот вопрос каждый коллега ответит по-своему с учетом собственного опыта работы по делам в Мосгорсуде.

Осмелюсь кое-что огласить из практики своего участия в подобных предприятиях. Очень сложное гражданское дело о взыскании неосновательного обогащения, сопряженное с исследованием иного сложного по объему и предмету дела и некачественно рассмотренное одним из районных судов Москвы по итогам 8-месячного слушания, попало в Московский городской суд, где первое заседание было проведено составом судей П., И. и М.

Наша сторона настраивалась так донести огрехи суда первой инстанции и сориентировать апелляционный суд на принятие решения по делу в определенном виде, что установка на встречу в лице судебного состава адекватности, грамотности и внимательности приобрела идею фикс.

12.08.2019 г. в ходе заслушивания доводов сторон состав суда П., И. и М. проявил небывалую внимательность, сразу оценив степень сложности дела и дав участникам процесса понять, что продолжительность его слушания определит качество рассмотрения этого дела и, как следствие, законность, обоснованность и справедливость принятого в апелляции судебного постановления. Двое судей из состава П. и И. по завершении заседания даже прокомментировали доводы апеллирующих сторон (решение по делу обжаловалось двумя спорящими сторонами одновременно), из которых следовало, что суд настроен предельно четко подойти к разрешению спорных вопросов.

Получив допинг уверенности и радости адекватности судебного состава, сторона моего доверителя тщательно готовилась к очередному заседанию по делу, отрабатывая уже озвученные аргументы и укрепляя свою позицию. Зная о том, что заседание по делу назначено на утро 12.09.2019 г. первым из всего списка на данный день, я и мой доверитель благодарно оценили подарок судьбы.

Но утро 12.09.2019 г. стало развиваться совсем не по тому сценарию, какой предполагался и нами, и ,возможно, тем составом суда. Обнаружив, что наше дело будет слушаться в другом зале и иным составом суда (Е., К. и О.), состояние стабильной уверенности моментально пропало.

Привычно доложив обстоятельства дела по его материалам, председательствующий Е. не пожалел времени на вопросы сторонам и устроил, мягко говоря, блиц-опрос по фактам дела прямо в судебном заседании. Из характера вопросов, акцентов председательствующего следовало одно: состав суда не ориентируется в материалах дела, даже несмотря на совершенный формальный их доклад… Результат: «решение суда первой инстанции оставить без изменения». Комментарии излишни.

Произошедшая в этом деле очевидно произвольная замена состава суда, которая ранее не так болезненно воспринималась в силу меньшей значимости (чем указанное дело) рассматриваемых у нас в Мосгорсуде дел, в одночасье кардинально переменила жизнь сторон этого дела, став для них разорвавшейся бомбой, которую никто не ждал.

Таким вот образом ГПК РФ с отсутствием в своем содержании императивного правила о том, что «рассмотрение дела, начатое определенным составом суда, должно им же и быть окончено», сыграл злейшую шутку в судьбах участников спора.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. в п. 1 ст. 6 говорит о том, что каждый в случае спора о его правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона. Принцип независимости и беспристрастности суда должен обеспечиваться в том числе и порядком формирования состава суда, включая основания и порядок замены судей.

На первый взгляд кажется, что названные вещи чрезмерно теоретизированы и далеки от судебной жизни России, но так кажется до тех пор, пока собственными глазами не убедишься в чудовищности невоплощения данного принципа на практике, особенно на примере споров, подобных тому, что я рассказал.

Несоблюдение условия неизменности состава суда относится к числу существенных нарушений правил гражданского, арбитражного и уголовного судопроизводств, влекущих отмену судебных актов вышестоящим судом. Но опять же, это явление характерно лишь для АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ. Над ГПК РФ, вероятно, законодатель решил изрядно пошутить.

Согласно АПК РФ дело, рассмотрение которого начато одним судьей или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьей или составом суда (ч. 2 ст. 18). То же самое предусмотрено п. 37 Регламента арбитражных судов, утвержденного Постановлением Пленума ВАС РФ от 05.06.1996 г. № 7. АПК РФ допускает замену состава суда, не связанную с отводом либо самоотводом судьи или одного из судей либо прекращением или приостановлением их полномочий, лишь в случае длительного отсутствия судьи ввиду болезни, отпуска, пребывания на учебе (п. 2 ч. 3 ст. 18). Замена состава арбитражного суда в этих случаях вызвана объективной невозможностью (в связи с временным отсутствием судьи) либо практической нецелесообразностью (в связи с длительной задержкой разрешения спора) рассмотрения дела первоначальным составом суда.

УПК РФ наряду с АПК РФ допускает замену состава суда также лишь в случае невозможности кого-либо из судей продолжать участие в судебном заседании (ч. 2 ст. 242).

А КАС РФ в ч. 2 ст. 28 провозглашает, что административное дело, рассмотрение которого начато одним судьей или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьей или этим же составом суда.

Между тем ГПК РФ, в отличие от АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ, не содержит конкретных оснований, по которым может смениться состав суда, не связанных с отводом, самоотводом судьи либо прекращением или приостановлением его полномочий, а потому, на взгляд практиков и теоретиков права, фактически допускает произвольную замену состава суда, что собственно говоря и произошло в проиллюстрированном случае. И было бы легче, если б случай был один, но вопректи здравому смыслу таких казусов десятки, а то и сотни в практике Мосгорсуда.

При этом ч. 2 ст. 157 ГПК РФ определяет, что «разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей». И далее оговаривает: «в случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала». Однако снова — кодекс не предусматривает процедуру замены судьи, не отвечает прямо на вопрос о том, можно ли сменить одного судью или весь состав полностью, неубедительно доносит до читателя свой смысл, зарождая в его голове еще большее недопонимание.

Остается зацепиться за это выражение, прописанное в ч. 2 ст.157 ГПК РФ: «разбирательство дела происходит при неизменном составе судей», но и оно не находит поддержки у судов, даже несмотря на то, что представляет собой небросскую норму закона.

Как пишет Савин К.Г., «в настоящее время в судах общей юрисдикции по гражданским делам сформирована практика, согласно которой замена состава суда не требует оформления какого-либо процессуального документа уполномоченным на то должностным лицом (председателем, заместителем председателя суда, председателем судебного состава) и помещения его в материалы дела. Поэтому отсутствие в материалах дела процессуального документа о замене состава суда не свидетельствует о незаконности состава суда, принявшего решение, а потому не влияет на законность самого решения» (напр.: определения Пермского краевого суда от 02.04.2012 г. по делу № 33-2644/2012, от 04.04.2011 г. по делу № 33-3156/2011; определение Томского областного суда от 10.01.2012 г. по делу № 33-47/2012; определение Саратовского областного суда от 04.07.2012 г. по делу № 33-3733/2012).

Он же отмечает и то, что «имеется многочисленная практика тех же судов, согласно которой замена состава суда не должна обосновываться какими-либо уважительными причинами. Суды, проверяющие законность и обоснованность судебных постановлений либо только их законность, вообще не подвергают анализу уважительность причин замены состава суда и возможность рассмотрения дела первоначальным составом суда, указывая лишь на то, что нормы гражданского процессуального законодательства не определяют круг оснований, по которым возможна замена судьи» (определения Санкт-Петербургского городского суда от 26.03.2012 г. по делу № 33-3495/2012, от 25.07.2012 г. по делу № 33-10197/2012, от 18.06.2012 г. по делу № 33-7937/2012; определение Вологодского областного суда от 30.03.2012 г. по делу № 33-1053/2012; определение Воронежского областного суда от 24.07.2012 г. по делу № 33-3856/2012).

Только одно исключение нашел автор Савин К.Г., проведя трудоемкий анализ практики судов по данному вопросу — теоретические рассуждения Саратовского областного суда, изложенные в определении от 03.10.2012 г. по делу № 33-5761/2012, сочли, что «замена судей является исключением из правила о неизменности состава суда и допускается лишь при наличии уважительных причин (в случае отвода, болезни, нахождения в командировке, при устранении от работы в установленном законом порядке и т.д.)…». Больше таких позиций нет.

Казалось бы, состав суда по делу полностью сменился, и что Господа гневить, процедуры, хоть и формально, но придержался: заседание открыл, дело доложил, стороны опросил… Именно на этих аргументах многие областные (равные им) суды «выезжают» — они говорят: раз процедура соблюдена, в протоколе записано, что дело доложено, стороны заслушаны, то надо считать, что дело рассмотрено новым составом суда «с самого начала», как и полагается (определение Санкт-Петербургского городского суда от 29.10.2012 г. по делу № 33-14165/2012, определение Вологодского областного суда от 12.10.2012 г. по делу № 33-4166/2012, определение Московского городского суда от 26.09.2012 г. по делу № 4г/9-5349/2012). Ну да… (у автора глубокое сомнение). Но зачем тогда запреты на подобное предусмотрены «родственниками» ГПК — АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ, просто так что ли ?!

Даже при «бледности» ч. 2 ст. 157 ГПК РФ, устанавливающей неизменность состава суда, вывод о неопустимости произвольной замены состава суда никуда не испаряется — регулятивный смысл ч. 3 ст. 14 ГПК РФ (в ред. от 29.07.2018 г.) предполагает все-таки однократность формирования состава суда для рассмотрения каждого дела.

Кроме того, мы забываем о том, что ч. 1 ст. 47 Конституции РФ нам гарантирует: «никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом». При скудности регламентационных возможностей ГПК РФ эта норма может быть применена судом в конкретном деле по свойству прямого действия (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Однажды Конституционный Суд РФ в определении от 03.04.2014 г. № 656-О пояснил, что «установленный ч. 2 ст. 18 АПК РФ порядок замены судьи служит гарантией от произвольной передачи дела от одного судьи другому судье этого же суда либо от произвольной замены судей при коллегиальном рассмотрении дела. Если замена в составе суда, рассматривающего дело, произведена без наличия на то установленных процессуальным законом оснований, то сформированный подобным образом состав суда должен быть признан сформированным с нарушением ст. 18 АПК РФ, т.е. незаконным, что в любом случае влечет отмену принятого им судебного акта (пу.1 ч. 4 ст. 270 и п. 1 ч. 4 ст. 288 АПК РФ)». Аналогичной позиции придерживался и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлениях от 17.07.2012 г. по делу № А56-6180/2011, от 18.06.2013 г. по делу № А40-108801/2011 и от 15.10.2013 г. по делу № А10-3798/2012.

Логика запрета произвольной замены состава суда в АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ, логика позиции КС России ясны как «белый день» — замена состава просто приведет к произволу либо некачественному рассмотрению дела, поэтому её нужно запрещать. Именно второй случай и проявился в деле моего доверителя, к тому же не столь безопасно — судьбы обеих сторон покалечены… Неясно одно — если законодатель так «крошит» ГПК, объявляя «процессуальную революцию», то почему он упускает очевидную вещь?! Загадка…
А пока… пока видится возможным применение ч. 2 ст. 157 ГПК РФ в системной взаимосвязи с ч. 2 ст. 47 Конституции РФ, обладающей свойством прямого действия, которое по своему общему смыслу воспрещает произвольно менять состав суда при рассмотрении конкретного дела. Как бы суды и другие чересчур опытные юристы-практики ни глумились, внимание судов в положение ч. 2 ст. 47 Конституции РФ все-таки следует «тыкать», в противном случае участникам гражданского судопроизводства на законное, объективное и исчерпывающее рассмотрение их дел подготовленным составом суда надеяться не придется.

То ли еще будет с этим ГПК…

Схема разбора по составу замена:

замена

Морфемы схема: за/мен/а
Структура: приставка/корень/окончание
Конструкция по составу: приставка за + корень мен + окончание а

Разбор слова по составу.

Состав слова «замена»:

Приставка слова замена

Приставка — за

Корень слова замена

Корень — мен

Суффикс слова замена

Суффикс — отсутствует

Окончание слова замена

Окончание — а

Основа слова замена

Основа — замен

Соединительная гласная: отсутствует
Пocтфикc: отсутствует

Подробный paзбop cлoва замена пo cocтaвy. Кopeнь cлoвa, приставка, суффикс и окончание слова. Mopфeмный paзбop cлoвa замена, eгo cxeмa и чacти cлoвa (мopфeмы).

Словообразовательный разбор слова замена

  • Основа слова: замен ;
  • Словообразовательные аффиксы: приставка за, суффикс отсутствует, постфикс отсутствует;
  • Словообразование: производное, так как образовано 1 (одним) способом;
  • Способ образования: ○ приставочный или префиксальный.

Морфемный разбор слова (разбор слова по составу) — поиск корня, приставки, суффикса, окончания и основы слова.

Разбор слова по составу на сайте aznaetelivy.ru произведен согласно словарю морфемных разборов.

Э. ГАВРИЛОВ
Э. Гаврилов, доктор юридических наук (г. Москва).
При рассмотрении дела в гражданском или арбитражном процессе может иметь место замена одного, нескольких или всех судей. Она производится либо по инициативе стороны процесса (удовлетворение ходатайства об отводе судьи или всего состава суда), либо по другим причинам (болезнь судьи, занятость его в другом процессе и т.п.). Правовые последствия при этом не зависят от того, по какой причине был заменен судья (состав суда).
Последствия замены одного из судей указаны в п. 2 ст. 117 АПК РФ: «В случае замены одного из судей в процессе разбирательства дела оно должно быть произведено с самого начала». Аналогично решен этот вопрос в ст. 146 ГПК РСФСР. Хотя это правило предусмотрено только на случай замены одного из судей, нет сомнений, что оно должно применяться и при замене всего состава суда, и при замене судьи, рассматривающего дело единолично. Следовательно, в данном случае нормы обоих кодексов подлежат расширительному толкованию; в будущем их следовало бы сформулировать более точно.
Но если сфера применения этих норм ясна, то их содержание — «разбирательство дела должно быть проведено с самого начала» — вовсе не так ясно, как это может представляться.
Осуществляя разбирательство дела, прежний состав суда, как в суде общей юрисдикции, так и в арбитражном, производит различные процессуальные действия (в частности, выносит определения — о принятии искового заявления, об обеспечении иска, о привлечении другого ответчика, о вступлении в дело третьих лиц, об истребовании доказательств, о назначении экспертизы, о заслушивании свидетелей и т.д.). Ни АПК, ни ГПК не содержат ответа на вопрос о том, сохраняют ли силу эти действия, определения, принятые прежним составом суда, при замене судьи (состава суда). Думается, что это серьезный пробел в законодательстве.
Практика исходит из того, что все ранее вынесенные прежним составом суда определения сохраняют свою силу. Вместе с тем нельзя исключить, что по требованию лица, участвующего в деле, новый состав суда пересмотрит ранее решенный вопрос и вынесет по нему новое определение. Однако последнее имеет место очень редко. Обычно замена судьи сводится к тому, что председательствующий просит стороны еще раз изложить свои позиции по делу; при этом, как правило, добавляется: «Только, пожалуйста, покороче, потому что суд с делом уже хорошо знаком». Таким образом, на практике ранее вынесенные определения считаются действительными, но могут быть пересмотрены.
Подобный правовой статус вынесенных ранее определений как «условно действительных», прежде всего, неизвестен действующему законодательству. Кроме того, он порождает дополнительные проблемы.
Во-первых, остается неясным, в течение какого срока может быть поставлен вопрос о ревизии ранее вынесенных определений — сразу же после замены судьи (состава судей) или и позже — вплоть до вынесения судебного решения (в понятие «решение» здесь и далее включаются также «постановления» апелляционной и кассационной инстанций арбитражных судов и «определения» второй инстанции судов общей юрисдикции).
Второй возникающий при этом вопрос еще более серьезен. Некоторые вынесенные судом определения, как известно, могут быть обжалованы (ст. 160 АПК, ст. 315 ГПК). Если исходить из статуса этих определений как «условно действительных», то необходимо признать, что при новом составе суда любая сторона может заявить повторное ходатайство по предмету такого определения и после принятия нового определения обжаловать его, причем независимо от того, обжаловалось ли ранее принятое по этому предмету определение. В этих ситуациях несовершенство законодательства и практики становится очевидным.
В-третьих, сложные вопросы возникают и в том случае, если стороны после замены судьи (состава суда) не ходатайствуют о пересмотре определений, ранее вынесенных прежним составом суда (а это самое обычное развитие судебного разбирательства), после чего по делу выносится решение. Попробуем в такой ситуации задать себе два вопроса: какой состав суда принимал эти определения, не подвергшиеся затем повторному рассмотрению, и повлияли ли эти определения (принимавшиеся прежним составом суда) на решение, принятое новым составом?
Нет сомнений в том, что на эти вопросы можно ответить только так: указанные определения были приняты прежним составом суда и они повлияли на решение, принятое новым составом. Поскольку это так, следует признать, хотя это и звучит парадоксально, что прежний состав суда принимал участие в принятии решения и что после замены судьи (состава суда) разбирательство не было произведено с самого начала. Отсюда должен быть сделан вывод: судья, принявший участие в рассмотрении дела на первом этапе и вынесший хотя бы одно определение по делу, косвенно принимает участие в вынесении решения, даже если этот судья был до принятия решения заменен другим судьей, при условии, что указанное определение не было отменено или заменено новым.
В этой связи трудно согласиться с правилом, сформулированным в п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции», согласно которому понятие «судья, принимавший участие в рассмотрении дела» приравнивается к понятию «судья, участвующий в принятии решения». Между тем первое понятие является более широким по своему содержанию.
Возвращаясь к нормам ст. 117 АПК и ст. 146 ГПК, которые устанавливают необходимость проведения разбирательства дела «с самого начала», нельзя не отметить, что сходные (по крайней мере внешне) нормы установлены и при отложении рассмотрения дела. И ст. 120 АПК, и ст. 161 ГПК содержат одинаково сформулированную норму: «Новое разбирательство дела после его отложения начинается с начала».
Практика исходит из того, что при этом новом разбирательстве суд не может пересматривать ранее принятые данным судом определения, а повторные ходатайства участников процесса, если они содержат ранее заявлявшиеся и рассмотренные мотивы и основания, должны автоматически отклоняться судом. Иными словами, при новом разбирательстве дела после его отложения применяется правило: все действия, совершенные в процессе до того, как рассмотрение дела было отложено, сохраняют свое правовое значение. Кстати сказать, это правило вполне заслуживает включения в АПК и ГПК или в постановления пленумов высших судебных инстанций.
Однако к случаям замены судьи (состава суда) это правило не должно применяться. Рассмотренное правило, состоящее в том, что все ранее принятые процессуальные действия являются действительными, но могут быть пересмотрены (т.е. являются «условно действительными»), также далеко от совершенства. В этой связи представляется, что, исходя из общего смысла норм, содержащихся в АПК и ГПК, целесообразно было бы придерживаться следующего правила: «При замене судьи (состава суда) новый суд вправе по собственной инициативе пересмотреть все процессуальные действия, совершенные в процессе. Такой пересмотр может быть произведен в первом новом судебном заседании. Для участников процесса все процессуальные действия, совершенные до замены судьи (состава суда), являются обязательными и сохраняют свою силу».
Это правило может, по моему мнению, применяться на основе действующего законодательства.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
«ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 11.06.1964)
«АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
от 05.05.1995 N 70-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 05.04.1995)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 N 13
«О ПРИМЕНЕНИИ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ»
Российская юстиция, N 7, 2001

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НОТАРИАТА «

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *