Заявление об отводе в арбитражный суд

Содержание

Институт отвода присутствует в гражданском, уголовном и арбитражном процессе, и везде он является гарантией принятия судом объективного и беспристрастного решения. Этот институт призван исключить возможность какого-то ни было постороннего влияния на суд или малейшее сомнение в его независимости, то есть обстоятельства, умаляющие авторитет правосудия. Несмотря на некоторое сходство в конструировании норм данного института, присущее различным разновидностям процесса, арбитражное судопроизводство имеет некоторые особенности, на которых и хотелось бы остановиться.

В обзоре обобщается существующая практика разрешения федеральными арбитражными судами округов вопросов связанных с отводами.

В АПК РФ отводам, посвящена глава 3, причем отведение этим нормам отдельной главы является новеллой для арбитражного законодательства, что свидетельствует о ее особой значимости. Напомним, что в соответствии с п.1 части 4 статьи 288 АПК РФ рассмотрение дела в незаконном составе является безусловным основанием для отмены решения или постановления суда.

Применительно к арбитражному процессу отвод возможен в отношении: судьи, нескольких судей, всего состава суда, арбитражного заседателя, помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, переводчика.

В статье 21 АПК РФ сформулирован перечень оснований, по которым может быть отведен судья, он же, с некоторыми особенностями для эксперта, является общим для всех участников процесса. Данный перечень является исчерпывающим.

***

Открытое страховое акционерное общество «Ресо-Гарантия» (далее — ОСАО «Ресо-Гарантия») в заявлении об отводе составу суда в качестве основания недоверия судьям указало следующее. Судьи Коробов К.Ю. и Шпачева Т.В. при рассмотрении дела N А56-8946/04 высказали свою позицию; предметом настоящего судебного разбирательства являются тождественные правоотношения, поэтому у суда имеется заранее сформированная позиция о том, как следует разрешить спор.

Рассмотрев доводы ОСАО «Ресо-Гарантия», суд не находит оснований для удовлетворения заявления об отводе составу суда в связи со следующим.

Основание для отвода судей Коробова К.Ю., Матлиной Е.О. и Шпачевой Т.В., указанное заявителем, не входит в исчерпывающий перечень таких оснований, приведенный в статье 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Позиция, изложенная судьями в судебном акте по другому делу, не может служить основанием для сомнения в их беспристрастности при рассмотрении заявления по настоящему делу.

(определение ФАС СЗО от 01.032005 N А56-8944/04)

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса РФ судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он при предыдущем рассмотрении дела участвовал в нем в качестве судьи и его повторное участие в рассмотрении дела в соответствии с требованиями настоящего Кодекса является недопустимым.

Согласно части 1 статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса РФ судья, принимавший участие в рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в судах апелляционной и кассационной инстанций, а также в порядке надзора.

***

Как следует из материалов дела, в нарушение вышеназванных норм судья Ч., которая вынесла определение об обеспечении иска от 18.05.2004, принимала участие в рассмотрении жалобы Инспекции МНС РФ на указанное определение в суде апелляционной инстанции. В соответствии с пунктом 1 части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса РФ рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе в любом случае является основанием для отмены решения, постановления арбитражного суда.

(Постановление ФАС ЗСО от 06.12.2004 № Ф04-8625/2004(6739-А27-3)).

***

Как следует из материалов дела, судья Желтоухов Е.В. принимал участие в рассмотрении дела в суде первой инстанции. Определения арбитражного суда от 28 мая 2002 года о принятии встречного иска и отложении рассмотрения дела, от 20 июня 2002 года о приостановлении производства по делу, которым была назначена судебно-бухгалтерская экспертиза, определен круг и содержание вопросов при проведении экспертизы, от 26 марта 2003 года о возобновлении производства по делу, от 17 апреля 2003 года об отложении судебного заседания приняты коллегиальным составом судей, в том числе и судьей Желтоуховым Е.В. Также Желтоухов Е.В. являлся председательствующим судьей при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, что является нарушением правила о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела.

При таких обстоятельствах постановление апелляционной инстанции подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение в ином судебном составе

(Постановление ФАС ВСО от 07.05.2004 № А78-2533/02-С2-8/59-Ф02-1517/04-С1)

***

Как видно из материалов дела, судья Ермакова И.И. принимала участие в рассмотрении данного дела в суде первой инстанции (решение от 28 марта 2003 года).

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции судья Ермакова И.И. также принимала участие (постановление от 29 ноября 2004 года).

В силу пункта 1 части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указанное обстоятельство является основанием для отмены постановления арбитражного суда

(Постановление ФАС ВСО от 09.02.05 № А33-14871/02-С1-Ф02-84/05-С2);

***

Решение от 17 января 2003 года по настоящему делу принималось судом первой инстанции в составе судьи Блиновой Л.Д.

После направления дела кассационной инстанцией на новое рассмотрение решение принималось судом в ином составе, но при проверке законности и обоснованности данного решения в апелляционном порядке дело рассматривалось в коллегиальном составе, в том числе и судьей Блиновой Л.Д., что является нарушением правила о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела.

В связи с изложенным постановление апелляционной инстанции подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрении.е

(Постановление ФАС ВСО от 25.03.2004. № А33-17610/02-С3-Ф02-870/04-С1)

***

В рассмотрении дела в суде первой инстанции принимал участие судья Языков Е.Б. Однако суд апелляционной инстанции рассмотрел дело в судебном заседании коллегиальным составом судей с участием судьи Языкова Е.Б.

В силу п. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе является в любом случае основанием для отмены обжалованного судебного акта.

(Постановление ФАС ПО от 25.05.2004 №А12-7617/02-С49)

***

Как видно из материалов дела, судья Арбитражного суда Республики Тыва Ондар Ч.Ч., принимавший участие в рассмотрении дела в апелляционной инстанции 28 мая 2003 года, рассмотрел данное дело в первой инстанции 28 июня 2004 года.

В соответствии с пунктом 1 части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены решения арбитражного суда в любом случае является рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе.

(Постановление ФАС ВСО от 26.10.200. № А69-937/04-9-Ф02-4347/04-С1);

***

Кроме того, судья Санчат Э.А. участвовал в рассмотрения дела в арбитражном суде апелляционной инстанции (постановление от 7 июля 2003 года), а также участвовал в рассмотрении этого дела в суде первой инстанции (определение от 10 марта 2004 года), что является нарушением части 2 статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и влечет безусловную отмену на основании подпункта 1 части 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

(Постановление ФАС ВСО от 11.06.2004 № А69-1578/03-2-Ф02-2007/04-С1).

При этом не является основанием для отвода судьи участие его в рассмотрении другого дела между теми же сторонами

по другому предмету:

***

Материалы дела свидетельствуют, что рассмотрение настоящего спора в порядке апелляционного судопроизводства осуществлялось под председательством судьи Юркиной Л.Ю.

Ранее в производстве Арбитражного суда Республики Коми находилось другое дело N А29-4068/02-2э по иску ОАО «Комистройтранс» к ОАО «Сыктывкарский лесопромышленный комплекс» о признании недействительным соглашения об отступном от 15.12.00, заключенного во исполнение договора займа N 542 от 05.06.00. Председательствующим при его рассмотрении во второй судебной инстанции также была судья Юркина Л.Ю.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что судья Юркина Л.Ю. рассматривала разные дела, по которым участниками спора выступали одни и те же лица. В одном случае предметом иска являлось требование о признании недействительным соглашения об отступном от 15.12.00, в другом — о признании недействительным договоров займа N 542 от 05.06.00 и залога N 734 от 09.11.00. При указанных обстоятельствах, Арбитражный суд Республики Коми не допустил нарушений статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

(Постановление ФАС ВВО от 27.03.2003 № А29-5459-5460/02-2э)

по тому же предмету:

***

Довод налогового органа со ссылкой на пункт 7 части 1 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о том, что судья Беляева Т.Ю. не имела права принимать участие в рассмотрении данного дела, так как ранее рассматривала спор между этими же сторонами в отношении той же алкогольной продукции, суд кассационной инстанции отклоняет, поскольку, как верно указал в постановлении суд апелляционной инстанции, данное обстоятельство не является основанием для самоотвода судьи

(Постановление ФАС ВВО от 15.09.2004 № А31-1014/7);

***

…,участие Кирилловой М.Н. в качестве судьи в суде первой инстанции по делу N А79-5124/2003-СК1-4681 по аналогичному спору между теми же лицами не может являться основанием для признания незаконным состава суда апелляционной инстанции по настоящему спору (Постановление ФАС ВВО от 01.03.2004 № А79-4871/2003-СК1-4655)

Являясь родственником лица, участвующего в деле или его представителя, судья обязан заявить самоотвод.

***

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он является родственником лица, участвующего в деле, или его представителя. При наличии данного основания судья обязан заявить самоотвод (часть 1 статьи 24 названного Кодекса).

Материалы дела свидетельствуют, что в качестве представителя учреждения юстиции при рассмотрении дела в суде первой инстанции участвовал Лобанов Р.В. Он же подписал отзыв учреждения юстиции от 02.09.2003 на апелляционную жалобу.

В рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции участвовала судья Лобанова Л.Н., которая является матерью Лобанова Р.В. Таким образом, апелляционная жалоба рассмотрена судом в незаконном составе.

(Постановление ФАС ВВО от 15.12.2003 №А28-5378/2003-113/130).

Основанием для отвода судьи служит также его прямая или косвенная заинтересованность в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности. Расплывчатость формулировки и наличие в ней определительного местоимения «иные» приводит на практике к многочисленным заявлениям к отводу по названному основанию:

***

(Определение ФАС СЗО от 01.03.2005 №А56-8944/04 указ. выше;

***

Представитель ООО «Промбаза N 3» Ураков Е.А. обратился с заявлениями об отводе судей Азанова П.А., Арсенова И.Г., Варламовой Т.В., рассматривающих кассационную жалобу ООО «Промбаза N 3» на определение о возвращении апелляционной жалобы ООО «Промбаза N 3» от 27.04.2004 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-14213/2003 по иску ООО «Промбаза N 3» к ООО «Объединение «Хозтовары» о понуждении заключить договор.

Заявление мотивировано тем, что судьи Азанов П.А., Арсенов И.Г., Варламова Т.В. проявили предвзятое и пристрастное отношение и личную заинтересованность в нарушении норм АПК РФ по делу N Ф09-790/2004-ГК.

Основания для отвода судьи установлены ст. 21 АПК РФ. Обстоятельства, изложенные в заявлениях, не свидетельствуют о предвзятости, пристрастности и личной заинтересованности судей в нарушении норм АПК РФ. Незаконность судебных актов, принятых с участием судей Азанова П.А., Арсенова И.Г., Варламовой Т.В., на которую ссылается Ураков Е.А., может быть установлена Высшим Арбитражным Судом РФ.

(Постановление ФАС УО от 06.07.2004 № Ф09-2023/04-ГК);

***

Гражданин Лунев Олег Станиславович в заявлении об отводе состава суда в качестве основания недоверия судьям указал на то, что 30.06.04 судьей Изотовой С.В. по ходатайству ответчика в предельно короткий срок вынесено определение о приостановлении обжалуемых судебных актов по надуманным и неубедительным основаниям, что ставит под сомнение беспристрастность и объективность всего состава суда. Также заявитель считает, что, удовлетворяя ходатайство ответчика, суд фактически высказался относительно исхода дела, поскольку предположил о затруднительности поворота исполнения судебного акта в случае его отмены.

Рассмотрев доводы заявителя, суд не находит предусмотренных статьей 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для удовлетворения заявления об отводе состава суда в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, определением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.06.04 по делу N А56-29467/03 (судья Изотова С.В.) принята к производству кассационная жалоба общества с ограниченной ответственностью «Цеппелин Русланд» на решение от 20.02.04 и постановление апелляционной инстанции от 09.06.04 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по настоящему делу и по ходатайству заявителя приостановлено исполнение обжалуемых судебных актов.

В соответствии с частью 1 статьи 283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции вправе по ходатайству лиц, участвующих в деле, приостановить исполнение судебных актов, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, при условии, если заявитель обосновал невозможность или затруднительность поворота исполнения либо предоставил обеспечение, предусмотренное в части второй настоящей статьи. Согласно части 3 этой же статьи о приостановлении исполнения судебного акта или об отказе в приостановлении исполнения арбитражный суд кассационной инстанции выносит определение в трехдневный срок со дня поступления ходатайства в суд. Таким образом, приостановление исполнения обжалуемых судебных актов по ходатайству лиц, участвующих в деле, является правом суда кассационной инстанции, законодателем установлены сокращенные сроки для рассмотрения такого ходатайства. Следовательно, удовлетворение ходатайства ООО «Цеппелин Русланд» не может свидетельствовать о том, что суд заранее высказался об исходе настоящего дела, а также об отсутствии беспристрастности и объективности состава суда.

Доказательств личной заинтересованности судей в исходе настоящего дела гражданин Лунев О.С. не представил.

(Определение ФАС СЗО от 26.08.2004 № А56-29467/03)

Заинтересованность судьи, а также иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнения в его беспристрастности, подлежат обязательному доказыванию.

***

Основание для отвода судей Афанасьева С.В., Кустова А.А. и Тарасюка И.М., указанное заявителем, не входит в исчерпывающий перечень таких оснований, приведенный в статье 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Позиция, изложенная судьями в судебном акте по другому делу, не может служить основанием для сомнения в их беспристрастности при рассмотрении кассационной жалобы по настоящему делу.

(Определение ФАС СЗО от 28.09.2004 №А56-22669/03)

Судья также подлежит отводу, если он находился или находится в служебной зависимости от лица, участвующего в деле или его представителя.

Последнее основание содержит запрет судьям делать публичные заявления или давать оценку по существу рассматриваемого дела — это положение по своей значимости выходит за рамки данной главы и является общим требованием к поведению судей.

В п.2 статьи 21 говорится о том, что в состав суда не могут входить родственники. Логичнее, как нам кажется, было привести это положение в главе, посвященной составу суда, так как оно имеет прямое отношение к кадровой политике.

Нераспространение на арбитражных заседателей пп.5-6 статьи 21 также выглядит очень противоречивым: с одной стороны, на арбитражного заседателя возлагаются все права и обязанности судьи (п.5 статьи 19 АПК РФ), с другой, он не должен соблюдать некоторые из них.

При наличии вышеуказанных оснований судья, арбитражный заседатель, помощник судьи, секретарь судебного заседания, эксперт, переводчик обязаны устраниться от участия в деле, заявив самоотвод. Отвод может быть заявлен по отношению к ним лицами, участвующими в деле, а в отношении помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта и переводчика — еще и самим судом. На практике может сложиться ситуация, когда самоотвод не взят и отвод не заявлен, однако это не исключает возможность отмены решения суда в порядке ч.4 статьи 288 АПК РФ.

***

(Постановление ФАС ВВО от 15.12.2003 №А28-5378/2003-113/130 — см. выше).

Заявления о самоотводе или отводе должны быть обязательно мотивированы и заявлены до начала рассмотрения дела по существу, т.е. в подготовительной части судебного заседателя. Закон предусматривает одно исключение из этого правила: основание для таких заявлений стало известно после начала рассмотрения дела по существу.

***

Указание первичной профсоюзной организации на рассмотрение дела судом в незаконном составе вследствие отказа в рассмотрении заявленных истцом отводов также не может быть принято во внимание. Как видно из протокола судебного заседания, заявления об отводе составу суда поступали от истца и компании всякий раз после отклонения судом заявляемых в ходе рассмотрения дела ходатайств указанных лиц по возникающим в судебном заседании вопросам. Последовательность происходящего в судебном заседании свидетельствует о несоответствии заявлений об отводе частям второй и третьей статьи 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и об обоснованности в силу части второй статьи 41 упомянутого Кодекса квалификации судом соответствующих действий лиц, участвующих в деле, как злоупотребление процессуальными правами.

(Постановление ФАС СЗО от 20.08.2004 №А21-2978/04-С2)

Повторное заявление об отводе по тем же основаниям не может быть подано тем же лицом:

***

После возобновления судебного заседания 04.11.2004 представителем ООО «Каско-Берег» заявлен отвод судьям Б. и Ш. также по основаниям, предусмотренным п. 5 части 1 статьи 21 АПК РФ. Представитель ООО «ИК «Минфин» отвод указанным судьям поддержал.

Отвод двум судьям рассмотрен заместителем председателя суда и отклонен, как необоснованный.

После рассмотрения заявления об отводе суд приступил к рассмотрению заявления ООО «Каско-Берег» об отказе от кассационной жалобы.

Однако представитель ООО «Каско-Берег» отвечать на вопросы суда, касающиеся заявления об отказе от кассационной жалобы, отказался, ссылаясь на недоверие суду, и подал письменное заявление об отводе судьям Т. и Б. по тем же основаниям. На разъяснение суда о недопустимости повторного заявления отвода по тем же основаниям представитель ООО «Каско-Берег» не реагировал и настаивал на рассмотрении отвода, заявляя о недоверии суду.

Представитель ООО «ИК «Минфин» также положил на стол суда заявление об отводе судей Б. и Ш. по основаниям п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК РФ. Заявление, поданное представителем ООО «ИК «Минфин», по форме и содержанию представляло собой точную копию заявления, поданного ООО «Каско-Берег». Оба заявления выполнены в виде бланков, отпечатанных на одном принтере, с пустыми графами для внесения фамилий судей и наименований заявителей.

Какие-либо мотивы отвода, помимо ссылок на статьи 21 и 25 АПК РФ, в заявлении об отводе судей Б. и Ш., поданном ООО «ИК «Минфин», указаны не были. Само заявление представителем ООО «ИК «Минфин» не подписано и его фамилия не указана.

Расценив указанные, очевидно, заранее согласованные, действия представителей сторон как злоупотребление процессуальными правами, суд указал на недопустимость таких действий и предупредил о последствиях нарушения порядка в судебном заседании и проявления неуважения к суду.

Представители ООО «Каско-Берег» и ООО » ИК «Минфин», игнорируя замечания суда, продолжали заявлять о своем недоверии суду и, в нарушение ч. 3 ст. 24 АПК РФ, настаивали на повторном рассмотрении отводов судьям по тем же основаниям.

Принимая во внимание, что нарушения установленного председательствующим порядка судебного заседания представителями истца и ответчика препятствовали рассмотрению кассационной жалобы ОАО «Камчатское морское пароходство» по существу, судом вынесено определение об удалении из зала представителей ООО «Каско-Берег» и ООО «ИК «Минфин» и указанные лицам предложено покинуть зал заседаний.

(Постановление ФАС МО от 11.11.2004 №КГ-А40/9340-04)

Вопрос об отводе судьи, нескольких судей, всего состава суда рассматривается председателем суда или его заместителем, или председателем судебного состава. При коллегиальном рассмотрении дела этот вопрос разрешается этим же составом суда большинством голосов. При равенстве голосов судья считается отведенным. Вопрос об отводе иных участников процесса решатся судом, рассматривающим дело. Отвод председательствующего в заседании с участием арбитражных заседателей, разрешатся арбитражными заседателями (вопрос-ответ 4 Письма Президиума ВАС РФ № 82 от 13.08.2004)

По результатам рассмотрения вопроса о самоотводе или отводе выносится определение, которое обжалованию не подлежит:

***

Из смысла ч. 5 ст. 25 АПК РФ не следует, что определение, вынесенное по результатам рассмотрения заявления об отводе, может быть обжаловано. Кроме того, согласно ст. ст. 21, 22 АПК РФ отвод может быть заявлен судье, участвующему в рассмотрении дела, а не лицам, указанным в ст. 25 АПК РФ, рассматривающим заявление об отводе и не участвующим в рассмотрении дела.

Так как возможность обжалования определения об отклонении заявления об отводе заместителя председателя арбитражного суда, рассматривающего вопрос об отводе, заявленном судьям, не предусмотрена АПК РФ, суд кассационной инстанции обоснованно, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 281 АПК РФ возвратил кассационную жалобу заявителю, как поданную на судебный акт, который в соответствии с АПК РФ не обжалуется.

Правовые основания отвода эксперта установлены ст. ст. 21, 23 АПК РФ. Заявление об отводе рассматривается арбитражным судом в порядке, установленном ст. 25 АПК РФ, по результатам рассмотрения которого арбитражным судом принимается определение о его удовлетворении или об отказе в его удовлетворении. Нормами главы 3 АПК РФ обжалование определения о разрешении ходатайства об отводе не предусмотрено. Кроме этого, указанное определение не препятствует дальнейшему движению дела.

(Определение ФАС УО от 02.07.2004 №Ф09-790/04-ГК)

При таких обстоятельствах, определение арбитражного суда от 14.07.2004 в части удовлетворения ходатайства ООО «Агроком-XXI» об отводе экспертного учреждения обжалованию в кассационном порядке не подлежит (ст. 188 АПК РФ)

(Постановление ФАС УО от 07.09.2004 №Ф09-1329/2004-ГК)

***

При рассмотрении вопроса о принятии к производству апелляционной жалобы ООО «Промбаза N 3», арбитражный суд, обоснованно руководствуясь положениями ст. 188, ч. 1 ст. 272 АПК РФ пришел к выводу об отсутствии у заявителя жалобы правовых оснований для оспаривания определения об отказе в удовлетворении ходатайства об отводе судьи…

(Определение ФАС УО от 06.07.2004 №Ф 09-2023/04-ГК)

Однако напомним, что в силу п.2 статьи 188 АПК РФ, в отношении этого определения могут быть заявлены возражения при обжаловании судебного акта, которым закончилось рассмотрение данного дела.

Удовлетворение заявления об отводе или самоотводе приводит к замене тех участников судопроизводства, объективность и беспристрастность которых вызывает сомнение.

Право участников процесса на заявление отвода есть одно из важнейших процессуальных прав, так как предоставляет им возможность влиять на качество принимаемых судом решений. Это право является, по сути своей, частью более широкого конституционного права на участие граждан в отправлении правосудия. Развитие института отводов продиктовано общей тенденцией к демократизации российской действительности и установлением верховенства закона.

В заключение, хотелось бы сказать, что своевременно и мотивированно заявленный отвод-это залог объективного рассмотрения дела и принятия правильного решения.

Самарская губернская дума внесла в нижнюю палату парламента законопроект, который предлагает прописать в Гражданском процессуальном кодексе порядок замены судей.

Авторы инициативы объяснили в пояснительной записке, что Кодекс административного судопроизводства, Арбитражный процессуальный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс регламентируют вопрос замены состава суда, а ГПК – нет. В судах общей юрисдикции по гражданским делам сформирована практика, согласно которой замена состава суда не требует оформления какого-либо процессуального документа и включения его в материалы дела.

В этом сюжете

  • Изменения в ГПК. Что нового? 2 сентября, 11:18
  • Как это работает: новые сроки, преюдиции и другие изменения в АПК и ГПК 4 апреля, 9:12

Между тем, продолжают авторы законопроекта, Конституционный суд объяснял ранее: установленный ч. 2 ст. 18 АПК порядок замены судьи служит гарантией от произвольной передачи дела от одного судьи другому. Если замена в составе суда произведена без наличия установленных процессуальным законом оснований, то это значит, что такой состав сформирован незаконно. Это влечёт отмену принятого им судебного акта.

«Таким образом, фактически при реализации одной и той же процедуры замены суда на практике прослеживаются разные подходы к оценке императивной нормы о том, что рассмотрение дела, начатое определенным составом суда, должно им же и быть окончено», – отмечается в пояснительной записке.

Принятие законопроекта устранит пробел, образовавшийся в ГПК, и исключит практику произвольной передачи дела от одного судьи другому. Авторы инициативы предлагают дополнить ст. 14 ГПК («Состав суда») частями 4–6, из которых будет следовать:

  • гражданское дело, рассмотрение которого начато одним судьёй или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьёй или составом суда;
  • замена судьи возможна в случае его самоотвода или отвода, длительного отсутствия из-за болезни, отпуска, учёбы, командировки, прекращения или приостановления полномочий, перехода к рассмотрению дела по правилам гражданского судопроизводства;
  • в случае замены судьи разбирательство начинается заново.

Ч. 2 ст. 157 ГПК предлагают сократить до «судебное разбирательство гражданского дела происходит устно» (сейчас эта часть сформулирована так: «разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала»).

Законопроект № 978395-7 «О внесении изменений в статьи 14 и 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

  • Право.ru
  • Госдума
  • Законопроект
  • Новости

Адвокат МиноблЮК №1 Латышев С.В.

Адвокат МиноблЮК №2, магистр юридических наук, Латышев П.С.

Еще одним фундаментальным правом участников административного процесса (помимо права на заявление ходатайств, о котором мы писали здесь: http://advokat-latyshev.by/adm_pravo_process/hodataystvo_v_adm_processe/ ) является право на отвод.

Основания для отвода судьи, должностного лица органа, ведущего административный процесс, закреплены в ч.1 ст.5.1 ПИКоАП Республики Беларусь. К таковым относятся:

1) если они участвовали ранее в этом же деле в качестве потерпевшего или лица, в отношении которого велся административный процесс, представителя или законного представителя потерпевшего, законного представителя лица, в отношении которого велся административный процесс, а также защитника, свидетеля, эксперта, специалиста или переводчика;

2) если они являются родственниками потерпевшего, лица, в отношении которого ведется административный процесс, или их представителей;

3) если имеются иные обстоятельства, дающие основания полагать, что они лично (прямо или косвенно) заинтересованы в исходе данного дела.

Вышеназванные основания в силу ч.2 ст.5.1 ПИКоАП Республики Беларусь, распространяются и на секретаря судебного заседания.

С первыми двумя основания для отвода всё более менее понятно. А вот с третьим основанием про иные обстоятельства, которые дают основания полагать, что соответствующее лицо лично заинтересовано в исходе не всё так просто. Ни в тексте Закона, ни в соответствующих комментариях перечисления этих «иных обстоятельств» нет.

Поэтому всё здесь зависит от конкретного дела об административном правонарушении и от конкретного субъекта, которому заявляется отвод.

Так, по одному из дел об административных правонарушениях, лицо, привлекаемое к ответственности, заявляло отвод судье, которому было поручено рассматривать жалобу на не вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении по тому основанию, что квартира данного судьи располагалась на одной лестничной клетке с квартирой начальника ОГАИ, который выносил постановление по делу и с которым у них были дружеские отношения.

По другому делу лицо, в отношении которого велся административный процесс, заявляло отвод судье, рассматривающему жалобу на постановление начальника ОГАИ, по тому основанию, что данный судья ранее проходил службу в одном подразделении вместе с данным начальником ОГАИ.

К данному перечню «иных обстоятельств», на наш взгляд, также можно отнести и нарушения требований Закона соответствующими должностными лицами или судьей, которые они допускают в ходе ведения административного процесса (например, нарушение права на защиту путем не предоставления защитника; немотивированный отказ в удовлетворении ходатайств; нарушение права на уведомление об окончании подготовки дела к рассмотрению; права на ознакомление с материалами дела и т.д.).

Разобравшись с основаниями для отвода должностного лица органа, ведущего административный процесс и судьи, перейдем к основаниям отвода других участников административного процесса.

Ч.1 ст.5.2 ПИКоАП Республики Беларусь устанавливает, что эксперт, специалист, переводчик, понятой не вправе участвовать в административном процессе при наличии обстоятельств, указанных в ч.1 ст.5.1 ПИКоАП, которые цитировались выше, то есть оснований для отвода судьи и должностного лица органа, ведущего административный процесс. При этом, в этой статье есть и дополнение относительно конкретно данных субъектов:

«а также ввиду служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, заинтересованных в исходе дела».

При этом, ч.2 ст.5.2 ПИКоАП Республики Беларусь указывает, что эксперт, специалист, переводчик подлежат отводу также в случае обнаружения их некомпетентности.

Например, вас привезли в учреждение здравоохранения для прохождения освидетельствования на предмет определения состояния алкогольного опьянения. Врач, который должен проводить освидетельствование, в силу статьи 4.8 ПИКоАП Республики Беларусь, является соответствующим специалистом, имеющим как свои права, так и обязанности, установленные Законом. Первая его прямая обязанность – это установление достаточности данных для проведения освидетельствования – соответствующих признаков алкогольного опьянения (в силу статьи 10.14 ПИКоАП Республики Беларусь). Вторая его обязанность – это проверка Вашего процессуального статуса. Далее есть определенная методика проведения освидетельствования (смена мундштука, применение пересчетного коэффициента и т.д.).

Соответственно, если врач как специалист, этого не выполняет вышеуказанных действий, нарушает методику проведения освидетельствования, можно вести речь о его профессиональной некомпетентности и ставить вопрос об его отводе.

Ч.4 ст.5.2 ПИКоАП Республики Беларусь указывает, что представить и защитник подлежат отводу, если они участвовали в этом же деле в качестве иных участников процесса.

Статья 5.3 ПИКоАП Республики Беларусь устанавливает, что при наличии всех вышеперечисленных обстоятельств (закрепленных в ч.1 ст.5.1 и ст.5.2 ПИКоАП) соответствующие лица обязаны устраниться от участия в административном процессе, заявив самоотвод.

Соответственно, если они это не делают, то отвод им может быть заявлен другими участниками процесса, защищающими свои или представляемые права и интересы.

Также в этой статье указано, что судья, должностное лицо органа, ведущего административный процесс, вправе при обнаружении обстоятельств, исключающих возможность участия соответствующего лица в административном процессе, отстранять его от участия в административном процессе по собственной инициативе.

При этом Законом (ч.2 ст.5.3 ПИКоАП) устанавливается, что самоотвод и отвод должны быть мотивированы и заявлены до принятия решения по делу об административном правонарушении.

Хотя Законом и не устанавливается форма подачи соответствующего отвода и самоотвода, анализируя вышеуказанную ч.2 ст.5.3 ПИКоАП Республики Беларусь мы можем сделать вывод о том, что отвод и самоотвод должны подаваться в письменном виде с указанием соответствующих мотивов.

Соответствующие примеры, как оформляются отводы отдельным участникам административного процесса, вы можете посмотреть здесь:

1.Отвод судье, рассматривающему жалобу на не вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении;

2.Отвод должностному лицу органа, ведущего административный процесс;

3. Отвод врачу как специалисту, проводящему освидетельствование на предмет определения состояния опьянения

Теперь давайте разберемся с порядком разрешения отвода.

Ч.1 ст.5.4 ПИКоАП Республики Беларусь устанавливает, что заявленный отвод обязан быть разрешен соответствующим субъектом, в чью компетенцию это входит, немедленно. Исходя из лексического значения, это обозначает «без промедления, тотчас же, сразу». Не через день, не через неделю – а сразу же, незамедлительно.

В нашей практике бывали случаи, когда соответствующее должностное лицо из системы МВД заявляло, что отвод будет рассмотрен в течение недели. Подобные действия являются незаконными и могут быть обжалованы в порядке главы 7 ПИКоАП Республики Беларусь.

Кто должен разрешать заявленный отвод?

А) Вопрос о самоотводе или отводе судьи, рассматривающего дело об административном правонарушении, секретаря судебного заседания разрешается судьей, рассматривающим дело об административном правонарушении.

Б) Вопрос об отводе эксперта, специалиста, переводчика или понятого разрешается судьей, должностным лицом органа, ведущего административный процесс.

В) Вопрос об отводе должностного лица органа, ведущего административный процесс, разрешается вышестоящим должностным лицом или вышестоящим государственным органом.

Ч.5 ст.5.4 ПИКоАП Республики Беларусь гласит, что по результатам рассмотрения вопроса об отводе выносится постановление об удовлетворении заявления об отводе либо об отказе в его удовлетворении.

Если по каким то причинам соответствующее должностное лицо забыло процессуально оформить разрешение отвода до вынесения постановления по делу, то это будет являться грубым нарушением норм ПИКоАП Республики Беларусь, которые:

А) влечет недопустимость и недостоверность полученных фактических данных (доказательств), закрепленных соответствующим отводимым лицом;

Б) влечет незаконность вынесенного по делу постановления, которое подлежит безусловной отмене.

При этом обращаем внимание, что постановление, вынесенное по результатам отвода, обязано быть мотивированным. Ниже приводим пример постановления, вынесенного по результатам отвода, которое является полностью немотивированным, и, таким образом, незаконным и необоснованным:

Также обращаем внимание, что соответствующее должностное лицо иногда забывает вынести постановление и в том случае, когда удовлетворяет заявленный отвод.

Подобное также является незаконным и свидетельствует о незаконности всех последующих процессуальных действий, выполняемых другим лицом.

Заявление об отводе суда в арбитражном процессе: проблемы
законодательства и судебной практики

Как показывает анализ судебной практики, заявления об отводах вызываются разными причинами.

Это может быть связано с правовой неосведомленностью лица, заявляющего отвод. Как следует, например, из постановления ФАС Волго-Вятского округа от 27.04.2001 г. по делу N А28-2434/00-113/15, определением Арбитражного суда Кировской области от 8.02.2001 отклонено заявление предпринимателя М. об отводе всех судей арбитражного суда, поскольку АПК РФ регламентирует порядок отвода судей, рассматривающих конкретный спор. В данном случае отвод заявлен вне зависимости от рассматриваемого дела и без ссылки на конкретные обстоятельства, предусмотренные статьей 16 АПК РФ.

Часто встречающейся причиной отвода является участие судьи в рассмотрении другого дела, имеющего значение для рассматриваемого или просто сходного с ним.

Например, в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.05.2003 г. по делу N А74-3097/02-К1-Ф02-1354/03-С2 указано, что «сам по себе факт рассмотрения ранее судьей дела, в котором участвовал истец, не может служить доказательством, свидетельствующим о заинтересованности и пристрастности этого судьи при разрешении другого дела». Сходная позиция отражена в уже упоминавшемся постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 27.04.2001 г. по делу N А28-2434/00-113/15.

Вместе с тем имеются и исключения из такой практики. Примером может служить подход ФАС Восточно-Сибирского округа от 1 декабря 1998 г. в деле N А58-119/98-Ф02-1440/98-1441/98-С1: «При рассмотрении дела в апелляционной инстанции истцом был заявлен отвод судье А. на том основании, что судья А. ранее рассматривала дело N А58-2590/96 по иску… о взыскании суммы задолженности по оплате за пользование водными путями и пени за просрочку уплаты. Требования …основывались на ненадлежащем исполнении ЧП Мазяр В.А. договора от 21.05.1996, который ЧП Мазяр В.А. просит признать недействительным в рамках настоящего дела. Суд апелляционной инстанции отклонил заявление об отводе судьи А., мотивировав свое решение тем, что участие судьи А. в рассмотрении дела N А58-2590/96 не может служить основанием к отводу.

Между тем истец обосновывал свое ходатайство об отводе судьи А. тем, что у него имеется сомнение в беспристрастности судьи А. на том основании, что настоящее дело и дело N А58-2590/96 связаны между собой.

Поскольку судья А., принимая решение по делу N A58-2590/96, удовлетворила иск, руководствуясь договором от 21.05.1996 и основываясь на его действительности, то сомнения ЧП Мазяр В.А. в беспристрастности судьи А. при рассмотрении дела о признании недействительным вышеуказанного договора являлись обоснованными… Судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если имеются обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности… Если дело рассмотрено арбитражным судом в незаконном составе, то данное обстоятельство является основанием к отмене решения или постановления».

Иной подход к сходным обстоятельствам сформулирован в определении ФАС Уральского округа от 10.09.2002 N Ф09-2151/02-ГК:

Указанное обстоятельство, по мнению заявителя, свидетельствует о заинтересованности судей в исходе дела (п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК РФ). Кроме того, заявитель ссылается на п. 7 ч. 1 ст. 21 АПК РФ, указывая, что судьи давали оценку по существу рассматриваемого дела.

Принимая во внимание, что конкретные факты личной заинтересованности судей в исходе дела в заявлении не изложены, публичных оценок по существу дела судьи не давали, требования ст. 22 АПК РФ не нарушены, оснований для удовлетворения заявления об отводе судей К. и Ч. не имеется».

На практике достаточно часто отвод заявляется после отклонения судом тех или иных ходатайств заявителя, что расценивается им как необъективность суда. Например, в постановлении ФАС Московского округа от 13.12.2001 N КГ-А40/7114-01 указано: «Отклонение заявленных ответчиком ходатайств является процессуальным действием суда и в предусмотренных законом случаях может быть обжаловано заявителем, но не является основанием для заявления отвода составу суда в процессе судебного заседания».

В соответствии с ч. 2. ст. 24 АПК РФ отвод судье или составу суда должен быть мотивирован и заявлен до начала рассмотрения дела по существу. Повторное заявление об отводе по тем же основаниям не может быть подано тем же лицом.

Вместе с тем заявление об отводе часто делается с нарушением указанных правил. В некоторых случаях отводы заявляются неоднократно, в том числе по основаниям, которые уже были предметом рассмотрения, что нарушает нормальный ход процесса и организацию работы суда.

В научной литературе высказывается мнение о том, что «имеющаяся регламентация оснований и процедуры отводов судей свидетельствует, что законодатель полагает более предпочтительной возможность отвода в действительности незаинтересованного судьи и рассмотрения дела другим судьей, чем отказ в удовлетворении заявления об отводе не подтвержденного объективными доказательствами»*(1).

С данной позицией трудно согласиться. Законодатель отнюдь не считает, что не подтвержденное вескими аргументами заявление об отводе судьи может быть причиной отвода судьи или, тем более, состава суда. Уместно отметить, что как раз в гражданском процессе (применительно к которому и высказано приведенное выше суждение) рассмотрение вопроса об отводе судьи, единолично рассматривающего дело, отнесено к компетенции того же самого судьи (ч. 2 ст. 20 ГПК РФ), в отличие от арбитражного процесса, где такое заявление рассматривается председателем арбитражного суда, его заместителем или председателем судебного состава (ч. 2 ст. 25 АПК РФ). А следовательно, в гражданском процессе заявление об отводе, по сути, рассматривается законодателем как абсолютно формальное действие, едва ли способное иметь своим практическим последствием устранение судьи из процесса.

Ведь при наличии к тому оснований судья должен взять самоотвод. Если же он этого не сделал, то значит, сам судья убежден, что никаких препятствий к рассмотрению им дела нет, и вероятность того, что он вдруг изменит свое мнение, минимальна.

Поэтому, устанавливая различия в процедуре рассмотрения заявления об отводе в арбитражном и в гражданском процессе, законодатель, исходит скорее, из сугубо прагматичного соображения: в малосоставных судах, которых много именно в судах общей юрисдикции, замена судьи может оказаться затруднительной или даже невозможной, в арбитражных же судах таких возможностей значительно больше. В гражданском процессе предполагается, что если у заявителя действительно имеются веские доказательства, ставящие под сомнение объективность судьи, то заявитель всегда сможет привести их в вышестоящем суде, который, в крайнем случае, отменит решение и направит дело на новое рассмотрение в ином составе судей (что обычно и делается при отмене решения по любым основаниям). Какие-либо теоретические соображения, обосновывающие различия в процедуре рассмотрения заявления об отводе в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах, здесь вряд ли присутствуют.

В подтверждение тому, что заявление об отводе все же может достигнуть своей цели, в литературе указывается на то, что «разрешение заявления об отводе производится в пределах общего срока судебного разбирательства, как правило, в том же судебном заседании, в котором сделано соответствующее заявление. ГПК РФ не предусматривает специальных процедур проверки обоснованности сделанного заявления, сбора доказательств и пр. В таких условиях, когда возможности для познавательной деятельности суда и других участников процесса минимальны, недобросовестно действующее лицо также может рассчитывать на то, что его злоупотребление достигнет цели»*(2).

Действительно, процедура рассмотрения заявления об отводе не регламентирована должным образом ни в гражданском, ни в арбитражном процессе. Она не предусматривает вызова и допроса свидетелей, истребования доказательств и т.п. Согласно ч. 1 ст. 20 АПК РФ в случае заявления отвода арбитражный суд лишь заслушивает мнение лиц, участвующих в деле, а также лица, которому заявлен отвод, если отводимый желает дать объяснения. Аналогичная норма содержится в ч. 1 ст. 20 ГПК РФ. Ясно, что заслушивание судьей, рассматривающим в гражданском процессе отвод самому себе, своих собственных объяснений, представляло бы довольно странную картину.

Вместе с тем трудно согласиться с мнением о том, что судья не имеет достаточно времени для того, чтобы вникнуть в доказательства, представленные в подтверждение заявления о его отводе. Сам судья значительно лучше, чем сторона, осведомлен о том, имеет он заинтересованность в рассмотрении дела или нет. Поэтому отсутствие в ГПК РФ детализированной процедуры разрешения заявления об отводе препятствует стороне, сделавшей такое заявление, в его рассмотрении в полноценном судебном разбирательстве, а отнюдь не судье, рассматривающему это заявление, которому соответствующие доказательства совершенно не нужны, и, более того, опасны для него.

Неоднократное заявление об отводе по тем же самым основаниям иногда расценивается как злоупотребление процессуальными правами и неуважение к суду, влекущее наложение судебного штрафа. Примером может служить постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 апреля 2003 г. по делу N Ф04/1430-204/А70-2003. Как следует из этого постановления, представителем лица, участвующего в деле, неоднократно делались заявления об отводе судьи по основаниям, которые ранее были рассмотрены и отклонены, что послужило причиной наложения на представителя судебного штрафа. Кассационный суд отклонил жалобу на определение о наложении судебного штрафа, указав, что, заявляя необоснованные отводы судьи, представитель действовал с целью затягивания судебного процесса, что является злоупотреблением представителем своими процессуальными правами и проявлением неуважения к суду.

В данном случае неуважение к суду рассматривается как частное проявление злоупотребления правом, которое может повлечь наложение судебного штрафа. Между тем необоснованное заявление об отводе едва ли можно рассматривать как проявление именно неуважения к суду, если такое заявление сделано в корректной форме. Неуважение к суду — всегда противоправное действие, в то время как злоупотребление правом означает, что лицо действует в рамках дозволенного поведения, но использует свое право в целях, противоречащих целям правосудия*(3).

Вместе с тем трудно согласиться и с выводом о том, что в таком поведении усматривается именно злоупотребление процессуальным правом. Перечисление в ч. 1 ст. 41 АПК некоторых процессуальных прав лиц, участвующих в деле, не означает, что эти права ничем не ограничены. Напротив, каждое из этих и других предусмотренных Кодексом процессуальных прав может реализовываться лишь в строго определенной законом процедуре. Не составляет исключение и право заявлять отводы. Это право может быть реализовано только в порядке, предусмотренном ст. 24 АПК, и никак иначе. Поскольку в силу ч. 3 ст. 24 АПК повторное заявление об отводе по тем же основаниям не может быть подано тем же лицом, нарушение указанной запретительной нормы является правонарушением, а не злоупотреблением правом, так как права повторного заявления отвода при указанных обстоятельствах не существует.

Возможны различные суждения, кого следует понимать под «тем же лицом» в смысле положений ч. 3 ст. 24. Например, относятся ли эти положения только к лицу, участвующему в деле, которое и обладает соответствующим процессуальным правом, или также и к его судебным представителям. Представитель не обладает какими-либо собственными процессуальными правами, отличными от прав представляемого. Действия представителя в судебном процессе — это действия участвующего в деле лица, которого он представляет. Но в таком случае и запрет повторного заявления об отводе относится именно к лицу, участвующему в деле, и на него же (а не на его представителя) должны возлагаться и последствия нарушения этого запрета. Из этого следует, что если одно и то же лицо представляет в процессе разных лиц, то повторное заявление отвода по тем же основаниям, сделанное судебным представителем от имени другого участвующего в деле лица, не противоречит положениям ч. 3 ст. 24 АПК РФ. Если же встать на позицию, что повторное заявление отвода не допускается именно тем физическим лицом, которое уже делало такое заявление, то тогда придется признать, что не противоречит ч. 3 ст. 24 АПК РФ заявление об отводе, сделанное другим судебным представителем одного и того же лица, участвующего в деле. Как представляется, первое толкование ближе к смыслу закона, который не запрещает участвующему в деле лицу заявить отвод только потому, что аналогичное заявление уже подавалось другим участвующим в деле лицом, хотя бы и представленным тем же самым адвокатом.

Далее, из ч. 3 ст. 24 АПК РФ неясно, распространяется ли установленный ею запрет на случаи, когда заявление об отводе по тем же самым основаниям сделано хотя бы и тем же лицом, но в рамках уже другого судебного дела. Как представляется, в законе все же имеются в виду случаи, когда такой отвод заявлен в одном и том же деле.

Возможность неоднозначного толкования указанной нормы приводит к ситуациям, когда лицо полагает, что, заявляя отвод, оно не нарушает установленного запрета, а суд приходит к иному выводу, указывая при этом на злоупотребление правом (см. например, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.02.2003 N Ф04/854-73/А70-2003).

В некоторых случаях суды полагают, что заявление об отводе, поданное после начала судебного разбирательства, вообще не подлежит рассмотрению (см. постановление ФАС Московского округа от 26.07.2005 N КГ-А40/6710-05).

Подводя итоги, можно заключить следующее.

В отличие от иных способов затягивания судебного процесса, основанных на использовании юридически корректных приемов, заявление об отводе судьи или состава в профессиональной среде обычно считается «дурным тоном», свидетельством непрофессионализма заявителя, признаком спонтанного поведения, отсутствия заранее продуманной и просчитанной тактики и стратегии ведения дела.

Даже если сторона имеет веские основания полагать, что судья не является беспристрастным, привести соответствующие доводы она, как правило, не может, не раскрыв источника своей информации, а бездоказательные утверждения лишены практического смысла. В подобных случаях значительно эффективнее заявить ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей, если характер дела и стадия, в которой к этому моменту оно находится, позволяют это сделать. Отказ в рассмотрении дела с участием заседателей создает действительно серьезный повод для дальнейшей борьбы, если решение окажется неблагоприятным для заявителя, в отличие от заявления об отводе, которое практически не имеет шансов на удовлетворение. Ссылка же на то, что суд не удовлетворил заявление об отводе, за редчайшими исключениями, не способна повлечь отмену решения.

В то же время было бы полезным прямо указать в законе, что заявления об отводе, сделанные в нарушение установленного порядка, не принимаются судом и возвращаются заявителю без рассмотрения. Ведь в ином случае нарушение запретов, установленных ч. 2 и 3 ст. 24 АПК, по существу, не влечет никаких последствий. Лицо знает, что оно не вправе заявлять отвод, но, тем не менее, заявляет его, в том числе неоднократно по тем же основаниям. Ныне закон обязывает лиц, указанных в ч. 2 ст. 25 АПК рассматривать каждое такое заявление, а суд всякий раз вынужден прерывать в связи с этим судебное разбирательство.

В связи с этим статью 24 АПК после части третьей следовало бы дополнить частью четвертой следующего содержания:

«4. В случае заявления отвода с нарушением ограничений, установленных частями второй и третьей настоящей статьи, заявление об отводе не рассматривается и возвращается судом заявителю, о чем указывается в протоколе судебного заседания или в судебном акте».

А.И. Приходько,

эксперт юридической фирмы «Legist»

«Российская юстиция», N 7, июль 2006 г.

————————————————————————-

*(1) А.В. Юдин. Злоупотребление процессуальным правом в гражданском судопроизводстве. СПб., 2005. С. 254.

*(2) А.В. Юдин. Указ. соч. С. 253.

*(3) Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. Практика применения. М., 2005, С. 103.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *